aif.ru counter
25.04.2007 00:00
25

Почему портится "изюминка" томских лесов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и факты - Томск 25/04/2007

То, что местную власть интересует судьба кедровых лесов, Сергей Горошкевич понял с первых минут своего появления на томской земле в 1985 году. "Уже в аэропорту, - вспоминает ученый, - заметил: везде по стране висели лозунги "Слава КПСС", а здесь еще рядом был плакат "Берегите кедр!".

Сергей Николаевич считает кедр изюминкой лесов томской области по ряду причин, в том числе потому, что вокруг Томска располагаются классического типа припоселковые кедровники. Вот о тревожной судьбе этих кедровников у нас и состоялся разговор с заведующим лабораторией дендроэкологии Института климатических и экологических систем Томского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук.

"Береза - нянька кедра"

- Классические потому, - объясняет мне Горошкевич, - что хотя в других местах Сибири они тоже есть, но их там меньше, они не такие красивые, не такие продуктивные и не выполняют такой экологической, рекреационной, и даже, я бы сказал, "менталитетной" роли, как в Томской области. Даже когда едешь из аэропорта или в аэропорт, Богашевский кедровник - как визитная карточка региона. Десятилетиями люди на них любуются, гордятся ими, но постепенно стали замечать, что меньше становится шишек, больше деревьев повреждаются вредителями, усыхают. Ученые изучили этот вопрос и подтвердили, что кедры рядом с поселениями действительно живут недолго. Конечно, недолго - по природным меркам. В природе кедровник начинает распадаться после трехсот лет жизни, а припоселковые - вполовину раньше.

"Ну, это же понятно, - говорю, - народ туда в шишкобой, как в голодный год за хлебом прет, колотят по стволам без жалости, только что не крановой стрелой, топчут, скот туда пускают. Природных вредителей хвойных тоже хватает". "Есть, конечно, все эти моменты, но не они главные, - возражает ученый. - Когда наука занялась этой проблемой, то стало понятно, что человеческое влияние, конечно, играет роль, но не столько агрессивные действия людей в кедрачах, о которых вы говорите, определяют их судьбу.А главное в том, как выросли деревья в припоселковых кедровниках". Небольшая лекция, которую я затем услышал от Сергея Николаевича, думаю, будет интересна и читателю.

Оказывается, у "царя тайги", как называют иногда кедр, есть такая особенность: он обычно восстанавливается через смену пород. В кедровом лесу кедрового подроста практически нет, а если и есть, то чахлый, "неблагонадежный". Наоборот, в березняках и осинниках его бывает очень много. Недаром лесоводы называют березу нянькой кедра, под ее пологом ему комфортно. Он тогда растет неторопливо и начинает плодоносить через 80-100 лет, когда береза естественно умирает. В этом случае он будет жить до трехсот - четырехсот лет. А так как лиственные породы около сел вырубают раньше естественной гибели деревьев, то кедр быстро идет в рост и начинает плодоносить уже в 25-30 лет. Чем раньше начинается плодоношение, тем меньше продолжительность жизни. Потому припоселковые кедровники и живут вдвое меньше таежных.

- Кедр за свою жизнь, - рассказывает Сергей Николаевич, - дает примерно миллион семян, а число кедров на планете не увеличивается. Значит, из миллиона выживает один, он проходит суровый естественный отбор. А в припоселковых кедровниках человек ограничил или вообще исключил естественный отбор. Поэтому доля дефективных, аномальных растений здесь значительно выше; они балансируют на грани выживания, любой природный катаклизм может их погубить. А тут еще глобальное потепление - для кедра, северного растения, это страшное дело. Я наблюдаю за плодоношением на пробном участке, с 1990 года веду учет. И отметил лишь два безупречных урожая, в 1993 и 1997 году: оба после лет с поздней весной, холодным летом и ранней осенью.

"Придется набраться терпения"

- Что предлагает наука для восстановления продуктивных и устойчивых кедровников?

- Во-первых, придется набраться терпения, быстро такие дела не делаются. Первый вариант - создание насаждений методом имитации природного возобновления: через естественный отбор самых сильных экземпляров. Второй вариант - селекционный, когда берется ограниченное количество саженцев, про которые точно известно, что эти генотипы в этом месте будут давать то, что нужно человеку. В нашем институте селекция кедра ведется уже много лет. Все, что представляет интерес, переносится из природы в генетическую коллекцию. Ее площадь на научном стационаре института и в Калтайском опытном лесхозе составляет десятки гектаров. Селекционная работа с кедром уже принесла плоды. Имеющиеся привойные сорта (размножаются прививкой сортового черенка на "дичок") можно разделить на три группы.

Первая - это обильно плодоносящие сорта с крупными шишками, орехами, тонкой скорлупой и с обычной (как у "дикого" кедра) скоростью роста. Некоторые из этих генотипов обладают удивительной урожайностью, в хорошие годы на них бывает трудно найти веточку, на которой не было бы шишек.

Вторая - низкорослые кедры с замедленной скоростью роста. У нас есть сорта, которые рано и обильно плодоносят, а растут в 2-4 раза медленнее обычного кедра. Полутораметровое деревце может давать десятки шишек.

Наконец, третья группа - это сорта с необычной формой и структурой кроны. Ведь кедр не только плодовое, но и декоративное растение, его возможности в этом отношении беспредельны. Далеко не всем надо обязательно бить колотушкой по стволу, лезть за шишками на верхотуру и нередко калечиться, падая. Немало тех, кто просто любит походить по лесу, получить заряд энергии, прижавшись к кедру. Меня, кстати, удивляет, почему в наших пригородных поселках, таких как Апрель, Якорь, не сажают низкорослые, декоративные сорта кедра. На Западе и Дальнем Востоке такая практика существует очень давно. Только туи насчитывается 500-600 сортов, а еще есть декоративные сосны, ели, можжевельник. Большинство этих сортов для Сибири непригодны. Мы же вывели несколько низкорослых, декоративных сортов кедра - шаровидных, конусовидных, колонновидных - для которых сибирские морозы не страшны. На основе этих сортов у нас развивается новое направление ландшафтного дизайна, которое мы назвали "Дендроарт": на специальный подвой сложной формы делается множество прививок специально выведенных сортов. Можно сказать, что это наш ответ японцам с их традиционной культурой бонсай.

От Чукотки до Сибири. Шажок за столетие

Сергей Николаевич рассказал также, что к нему обратились лесоводы Алтая с просьбой дать саженцы кедрового стланика, который растет от Чукотки до Байкала. Ростом стланик с куст смородины и на нем тоже есть шишки с орешками, правда, некрупными; но зато он плодоносит чаще, чем кедр. Алтайские лесоводы хотят создать широкую полосу стланика в горах, выше леса, на высоте полутора километров, где ничего не растет, кроме карликовой березы. Как только этот родственник кедра разрастется, даст урожай орешков, появится соболь, другое зверье. Такой прагматичный и в то же время научный подход к делу С.Н.Горошкевичу нравится. Уже осенью томские саженцы из селекционного питомника отправятся покорять Алтайское высокогорье.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество