49

Чем дышать будем? Почему в Год экологии обращения экологов не были услышаны

 

Недавно в Томске прошел митинг ителей микрорайона Солнечная долина, которые выступали против вырубок в лесопарковой зоне. Немногим ранее томичи потребовали оставить в покое зеленые насаждения около ОКБ. В районах области население негодует по поводу действий «черных лесорубов»  и требует наказать их. С чем связана такая активность жителей и как власть реагирует на запросы жителей области? Об этом мы беседуем с экологом, членом координационного совета экологической безопасности при губернаторе Томской области и членом ОНФ Сергеем ЖАБИНЫМ.

Упущеные возможности

– Сергей Иванович, насколько эффективно область использует возможности фе- дерального центра, который объявил 2017-й год годом экологии?

– Увы, похвастать особо нечем. Мы, к сожалению, наступаем на те же грабли, что и в 2013 году, который был объявлен годом защиты окружающей среды. И это несмотря на то, что президент Владимир Путин подписал тогда это решение по предложению томичей – экологического общества «Стриж».

Но серьезного финансирования экологических проектов не последовало, особой настойчивости со стороны региона не было, а все тогда в области свелось к праздникам и концертам, да акциям наподобие «Елки для буренки». Все это неплохо, но люди в городах и селах ждут от власти не развлекательных мероприятий, а реальных дел по улучшению ситуации в сфере экологии.

И вот, похоже, ситуация повторяется. Нельзя сказать, что у экологов предложений нет. Напротив, их достаточно много, но голос общественности не услышан. А чтобы получить средства из федеральных источников, органы исполнительной власти должны обосновать и обобщить их. Тем более что экологическая ситуация не улучшается, а ухудшается. Это общий тренд. Но опять объявленный год экологии для нас отмечен лишь конкурсами и праздниками. Мы не попали ни в одну серьезную федеральную программу, под которые в Год экологии в целом по стране предусмотрено 450 миллиардов рублей. Из этих средств Томской области не досталось ни копейки. А из регионального бюджета выделено всего 6, 3 миллиона рублей. Это сущие пустяки.

В плане мероприятий нет серьезных акций. Скорее это формальный документ, пользы от которого будет немного. И по-хорошему бы надо разобраться, почему так случилось, что Томская область не проявила инициативы и не обратилась со своими предложениями ни в Министерство природных ресурсов, ни в другие ведомства, где обычно и принято заявлять о своих проблемах. А их в Томской области немало.

– Но томичи участвуют в федеральной программе реабилитации водных объектов. И как будто бы есть успехи.

– Да, участвуем уже несколько лет, но особо похвастать нечем. Водоемы чистим. Но ведь очистка должна быть не просто для галочки, это лишь первый этап в комплексной работе.

Единственный случай, где мы видим результат, и объект содержится в порядке, – это Университетское озеро, которое расположено возле ТГУ. Остальные тут же захламляются. По этому поводу сегодня возбуждено два уголовных дела. Но есть и более вопиющие факты, когда отмывались федеральные деньги. К примеру, площадь озера Керепеть всего 7 гектаров, а в отчете написано, что вынуто донных отложений 46 тысяч тонн. И они якобы утилизированы на полигоне бытовых отходов. Это явная афера. Речь идет о невероятных приписках.

Вся грязь - в реку

– А с какими проектами, на ваш взгляд, области стоило пробиваться в федеральные программы?

– У нас много назревших проблем, которые нужно было решать еще вчера. Например, мы предлагаем провести рекультивацию неэксплуатируемого полигона твёрдых коммунальных отходов вблизи села Новомихайловка Томского района и организовать на этой территории мусоросортировочную станцию. Одновременно общественники считают нужным построить или привести в соответствие с нормами законодательства полигоны твёрдых бытовых отходов в районах Томской области.

Или вот экологи давно уже бьют тревогу и настоятельно рекомендуют властям ставить перед федеральными органами вопрос о создании проекта очистных сооружений в городе Северск. Это единственный закрытый город такого формата в России, который не имеет канализационных очистных сооружений! Реакторов давно нет, но если взять пробы речной воды в районе Ярского, то мы видим, как они разнятся возле этого населенного пункта и после Северска.

Кроме того, у нас ни одна ливневая канализация не имеет локальных очистных сооружений. В результате происходит масштабное загрязнение водных объектов, озер и рек, где присутствует вся таблица Менделеева.

У нас нет очистных и в Тимирязево, неизвестно какие возвели в Спутнике. В некоторых районах есть локальные очистные, как например, в деревне Корнилово, но они действуют лишь июнь и июль. В остальное время не могут работать из-за климатических условий.

Европейские проекты не подходят для Сибири. Но деньги освоены. У нас вообще создалось впечатление, что в регионе нет специалистов по очистным сооружениям. Так, например, предприятие «Томское молоко», не получив должной помощи от наших ученых, было вынуждено обратиться к кемеровчанам.

Усугубляют ситуацию и частные ассенизаторы, обслуживающие коттеджные поселки. Их развелось множество в частном секторе. И куда они сливают все что выкачали? Да тут же в ручей или приток. В итоге все идет в Томь, либо на поля, после чего земля не восстанавливается.

Сегодня это системный вопрос.

Необходимо ввести закон, регламентирующий водоотведение в коттеджных поселках и повысить ответственность томских властей.

И только бы речь шла о пригороде, но и в городе есть целые микрорайоны, которые не подключены к коллектору. Например, в микрорайоне на Воскресенской горе отсутствует часть центрального канализационного коллектора, и люди вынуждены все сбрасывать в выгребные ямы. Вся эта гадость по рельефу стекает с горы.

– Безрадостную картину вы нам нарисовали. Но ведь у нас есть стратегия развития в сфере экологии.

– Есть, но экологам все время приходится натыкаться на сопротивление. Сколько сил стоило, например, добиться запрета добычи гравия в Томи в нерестовый период. Нам говорили, что мы хотим подорвать строительную отрасль, что мы не патриоты своего края. На самом деле у бизнеса преобладал коммерческий интерес, и пока не вмешался губернатор, нам, по сути, вставляли палки в колеса.

Сегодня благодаря введенным запретам на добычу водных природных ископаемых оздоровилась экосистема Томи, в реке вновь появилось большое количество ельца, судака, окуня, щуки, появился хариус и таймень.

У нас есть претензии к ландшафтной комиссии при администрации города Томска. Когда в состав этой комиссии входила известный профессор Волексина, этот орган бился за каждое дерево, а теперь, например, в микрорайоне Наука снесли около 30 вековых сосен, и никакой компенсации человек ни в денежном, ни в натуральном виде не заплатил.

Вообще власть должна слышать людей, объяснять суть сложившейся ситуации и логику своих действий. Но это не всегда происходит. Сначала создают проблему, а потом в срочном порядке ее решают. Власть не всегда видит сторонников в гражданском обществе. Да и в работе институтов гражданского общества есть проблемы. Зачастую в них одни и те же фамилии, люди формально занимают места, инициатив от них нет.

Без зеленых поясов

– Что делать с городскими вырубками?

– Это просто беда. Спутник, Наука, Академгородок, Кузовлевский и Чекистский тракт – это только то, что было выпластано за последние годы. Мы вырубаем гектарами каждый год. А потом жалуемся, что в городе нечем дышать от соседства с животноводческим комплексом. В прошлом году в Спутнике снесено 2,5 га векового сосняка. Если еще вырубят деревья в районе ОКБ и в Солнечной долине, то город вообще останется без защитного пояса. Кроме того, в соответствии со статьей 42 Конституции, жители имеют право на благоприятную окружающую среду и полную информацию о ней.

Что касается жителей Солнечной Долины, то мы стараемся им помочь перевести зеленый массив в статус лесопарковой зоны согласно федеральному закону о «зеленом щите», вступившем в силу с 1 января 2017 года. Тогда не получится сменить статус территории. И даже если понадобится проложить теплотрассу или провести линию электропередачи, площадь зеленых насаждений не должна сократиться, а наоборот – увеличиться. По закону следует компенсировать изъятые площади в лесопарковой зоне.

– Как вообще можно остановить уничтожение лесов?

– Должно быть в каждом городе управление городски- ми лесами. В Томске оно было ликвидировано по непонятным причинам. И сегодня через прокуратуру получено судебное решение о том, чтобы мэр в принудительном порядке создал такое управление. Это очень серьезный шаг. Если будет такой орган, то подобных ситуаций как в Солнечной Долине просто не возникнет. Однако прежде нужно провести лесоустройство, определить границы городских лесов, провести другие организационно-технические мероприятия. Не исключаем, что строительное лобби будет против. Ведь это ограничит их аппетиты на застройку в парковых зонах. Но назад пути нет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах