aif.ru counter
32

Отреклись, а что взамен? Какие идеалы революции мы растеряли?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Томск 08/11/2017

Как всегда значительные даты великих событий, казавшиеся далекими еще несколько десятилетий назад, подступают внезапно. Вот и сегодня факт 100-летия Октября трудно укладывается в сознании многих людей даже старшего возраста. Что означает сегодня эта памятная дата? Какие уроки революции нам бы пригодились? Своими ощущениями главного события эпохи  мы попросили поделиться томского писателя, ветерана коммунистической партии, старейшего депутата  Льва Пичурина.     

Россия: моё и наше

– Лев Федорович, вы – верный ленинец, состоите в КПРФ, и вас нельзя назвать ортодоксом. Вы анализируете происходящее в стране, как ученый обращаетесь к урокам прошлого,  участвуете в дискуссиях. Какие идеалы революции, на ваш взгляд, оказались не востребованы следующими поколениями?

– Ваше обращение ко мне я воспринял как своеобразное поздравление с днем 100-летия революции, остающейся для меня Великой, несмотря ни на что. Мир был потрясен ею, и с тех дней он стал развиваться по-иному. Кому-то это может нравиться, кому-то нет, но это свершившийся факт мировой истории…

Сначала об идеалах. О главном из них почему-то ныне говорят мало. А ведь он удивительно прост – построить общество, свободное от эксплуатации человека человеком, от одной из узаконенных форм присвоения чужого, от  воровства, основанного на «священном праве собственности» – того, что принадлежит всем. И я убежден, что рано или поздно такое общество будет построено. Мои родители (отец вступил в партию еще до Октября 1917-го, мама – чуть позднее) были уверены, что оно придет скоро, но нам пришлось  убедиться, что дело обстоит гораздо сложнее и хуже, чем они предполагали. От этого идеала вроде бы никто не отказывался, но просто не задумывались, насколько сложен инстинкт частной собственности, как сложно его преодолеть на пути от капитализма к коммунизму. Не только старые большевики, но и сам Ленин были в этом плане идеалистами.

Помните, в «Оптимистической трагедии» В. Вишневского матрос Алексей говорит: «Сами только и ищем, где бы чего разжиться, приволочь, отхватить. Моя гармонь, мои портянки, моя жена, моя вобла. Исправится ли человек? Переломит ли он себя? Этакая маленькая штучка – «моё». На этой вот штучке не споткнуться бы». Увы, споткнулись.

Когда в 1963 году Вячеслав Тихонов, игравший роль  Алексея в  великолепном фильме по этой пьесе говорил про это «моё», сидящие в зале знали злую шутку: «Народ и партия едины, различны только магазины». И ленинская фраза «Страшно далеки они от народа» приобрела в глазах большинства совершенно особый смысл.

Не стану развивать эту мысль – тут большие диссертации нужны, но многое становится ясно, когда вспомнишь кое-что об идеалах и о нашей реальной жизни в эпоху развитого социализма. Получается, что дело не только в идеологии и способностях руководящих товарищей, но еще и в психологии, генах, вековых привычках. Можно ли их преодолеть? Об этом ещё гуманисты Средневековья задумывались, а люди вроде бы лучше с тех пор не становятся. Или все-таки есть подвижки? Если нынешнее общество это понимает, то оно должно помнить, что цели революции состояли в завоевании реальных прав и возможностей каждого гражданина на нормальную жизнь, на личную свободу, на то, чего народ Российской империи был лишен. Россия выстрадала революцию, и вовсе не в большевиках тут дело.

Помнить уроки прошлого

– И  все же сегодня много споров о том, была ли революция неизбежна, и о том, что новые потрясения, к счастью,  невозможны, потому что оппозиции по большому счету в стране нет,  у КПРФ позиция чаще соглашательская…

– Правда, думаю в том, что еще в январе-феврале 1917-го ни Николай  II, ни большевики-эмигранты, ни авторитетнейшие эсеры о революции не думали. А она вызревала в недрах униженного и оскорбленного народа. Сегодня обстановка в стране совсем иная, все представляется стабильным и спокойным. Но так ли?

«Caveant consules! Консулы, будьте бдительны!» - говорили в Древнем Риме. Стоит помнить уроки прошлого…  Да, в нынешнем коммунистическом движении многое меня не может удовлетворить, хотя я не очень-то соглашусь с утверждением об отсутствии оппозиционности у нынешней КПРФ и у её лидеров. Вспомните хотя бы настойчиво предлагаемые нами, но не принятые, к обидам многих, законопроекты о «Детях войны», о прогрессивной шкале подоходного налога, о многих проблемах образования, о состоянии и перспективах науки, о жизни на «нефтяной игле», о продовольственной безопасности. 

Другое дело, что коммунистов очень мало, что значительная часть партийного актива состоит из  людей преклонного возраста (напомню, что Ленину в октябре 1917 года было 47 лет, но его называли «стариком»), что влияние нашей партии среди молодежи очень невелико. Ну, во-первых, нам, коммунистам, лучше работать надо, а во-вторых, жизнь учит многому, научит и юных. В слабое себе оправдание замечу, что наши политические противники имеют и деньги, и телевидение, и печать, и нам трудно им что-то противопоставить, в этом смысле.

Что касается соглашательства… У нас это слово приобрело  негативный смысл, оно стало чем-то вроде ругательства. Латинский его синоним – компромисс, очень уважаемое и благородное дело. Более того, политика как раз и есть искусство компромиссов. Да, мы, коммунисты, потерпели поражение. Но жизнь продолжается, надо защищать обыкновенных граждан, надо…  Впрочем, прочитайте еще раз (может быть, в первый?) «Детскую болезнь «левизны» в коммунизме». Сегодня обстановка иная, чем в год её написания, но вечные истины неизменны. И не должен я бегать по Томску с автоматом в руках,  желая истребить классовых врагов, и не должен я голосовать против дополнительного финансирования аграриев, если предложение об этом внес депутат от  «Единой  России» или ЛДПР!

 Держусь ли я за КПРФ? Я, простите, ещё и сам пока могу постоять за свои убеждения, держаться за кого-нибудь мне не так уж необходимо. Но ведь всем ясно – в рядах даже не очень сильной сегодня группы, можно сделать гораздо больше, чем в одиночку.  Без партии я едва ли смог вот уже почти четверть века быть депутатом сначала городской, а ныне областной Думы. Фракция у нас небольшая, но нас слышат избиратели, к нам прислушиваются депутаты, имеющие иные убеждения. Деятельность парламентских фракций – форма политической борьбы, нам никак нельзя от неё отказываться.

Хорошо бы отчетливо понимать, что в России сегодня нет другой партии, исповедующей коммунистические идеалы. А создавать некую вторую или десятую коммунистическую партию потому, что кому-то не нравится Геннадий Зюганов или кто-то ещё, по меньшей мере – нелепо. Работать надо, а не вздыхать об упущенных возможностях.

От мечты не отреклись

- Как вы относитесь к требованию части томских коммунистов вернуть площади Ново-
Соборной в центре города название «Площадь Революции»?

- Мы упустили, такую возможность сделать это в свое время… Хорошо помню, как вечером, накануне очередного собрания городской Думы, где речь должна была идти о переименовании Ново-Соборной, я был у мэра. «Ну, хорошо, давайте завтра  посмотрим, что хочет народ», - сказал он. Утром идущих на собрание депутатов встречало лишь шесть или семь человек с красным флажком, которые просили нас сохранить старое название площади…

- И вы, Лев Федорович, считаете, что вот эти пенсионеры отражают  мнение томичей? – сказал мэр. - Надо переименовывать! И Дума проголосовала за «Ново -Соборную». Я, конечно, и тогда, и сегодня за «Площадь Революции». Но, уважаемые  товарищи, где вы были в 1997 году, когда мы, несколько депутатов-коммунистов Томской городской Думы, просили вас о поддержке?.. 

– И все-таки я хочу закончить нашу беседу одним наблюдением, получившим подтверждение моим мыслям. Второго ноября я выполнил поручение ЦК КПРФ  и в торжественной обстановке вручил памятные медали «100 лет Великой Октябрьской социалистической революции» группе товарищей, бывших в свое время активными комсомольцами. Сегодня все они пенсионеры, хотя некоторые продолжают работать, найдя своё место в новой России и даже другой партии. И все они с теплыми чувствами вспоминают свою комсомольскую и партийную юность, не жалеют об отданных Родине силах, более того, понимают, что мы тогда шли по верному пути. Знаю, что они  гордятся полученной наградой, и вовсе не отреклись от идеалов молодости, как многим казалось всего несколько лет назад.  Думаю также, что не только награжденные, но и большинство их современников хорошо понимают как цену наших ошибок и потерь, так и величие событий, свершившихся сто лет назад. 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах