aif.ru counter
41

Ребёнок за "бортом"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Аргументы и факты - Томск 17/09/2015

Инклюзивное образование в Томске - миф или реальность? Еще недавно путь детям в школу детям с ограниченными возможностями был закрыт. Сейчас ситуация изменилась. Готовы ли вы к тому, что "особенный" ребенок окажется в одном классе с вашим чадом? Вот тема нашей беседы с руководителем службы лечебной педагогики "Томский ковчег" Еленой Рынковой.

Сегодня "особенные" дети, как их стали называть, могут ходить в школу наравне со всеми. Даже термин специальный появился " инклюзивное образование. Вот только как оно работает- до конца не разобрались. Термин какой-то странный.

Время учит доброте

- Елена Викторовна, думаю, не все знают, что такое инклюзивное образование.

- Проще говоря, это включение ребят с нарушением развития в среду здоровых сверстников. Это может быть детский сад или обычная школа, где обучение особенного ребенка происходит в общеобразовательном классе, но по коррекционной программе с учетом его диагноза. Приживается оно непросто. Долго дети с тяжелыми нарушениями развития считались "необучаемыми", и только в начале 90-х годов стали предприниматься попытки что-то изменить.

Вначале делался упор на развитие специализированных детских садов, школ-интернатов и открытие реабилитационных центров. И лишь в последние годы общество и государство более достойным образом стало реагировать на этих ребят, появилась идея инклюзивного образования как создание доступной среды в детских досуговых центрах для детей, имеющих различные ограничения деятельности. И далее - включение детей с инвалидностью в образовательное пространство.

Особому ребёнку - особого учителя

- И все же особенный ребенок в обычной школе воспринимается многими как исключение...

- Стереотипы, страх, предрассудки создают барьеры для принятия инклюзии в обществе. Главная проблема, на мой взгляд, это отсутствие профессиональной помощи. Здесь нужно трудиться и психологу, и самому педагогу, и терапевтам, создавать особые условия среды обучения. Всего этого пока остро не хватает. Компетентных людей, готовых ответить на вопрос, как выстроить индивидуальную образовательную траекторию для такого ученика, мало. Инклюзивное образование становится неосуществимым без специального образования педагогов, которые готовы принять в свой класс особенного ребенка.

Одной из моих воспитанниц после инклюзивного обучения в начальных классах пришлось перейти в специализированную коррекционную школу. В среднее звено ее не взяли, хотя девочка самостоятельно читает, красиво пишет, любит рисовать. Просто у педагога нет профессиональной компетенции, чтобы продолжать обучение этого ребенка в общем классе. Учителя привыкли к фронтальной работе, не могут объяснить новый материал, потому что такой ребенок начинает им "мешать".

- Но ведь для таких случаев существуют педагоги сопровождения, которые следят за поведением ребенка на уроке?

- Увы, в редких школах имеются такие ставки. Педагог сопровождения, если ребенок почувствовал какое-то недомогание, может оставить класс и выйти с ним, например, погулять или сходить с ним в релаксационную комнату. Как правило, в школах, предусматривающих такой тип обучения, должна быть такая комната, где ребенок может отдохнуть, прийти в себя, получить, если требуется помощь психолога, педагога-дефектолога. Но могу точно сказать, ни одна из томских общеобразовательных школ, осуществляющих инклюзивное образование в Томске, этого не имеет.

- Как быть со школьной программой для особенных детей?

- Учителю необходима и образовательная программа, и здоровая фантазия. Часто обучение ребят, имеющих трудности в развитии интеллекта, ко 2-3 году пребывания в школе скатывается к уходу за ребенком и предоставлению игрового материала. К нему не предъявляется требований, образовательных стандартов нет. Например, в классе уже 14-летний парень, а с ним все играют в детское лото. При индивидуальном подходе, оказывается, что ему интересна и греческая архитектура, и географические карты, он может освоить рисование форм, изготовление коллажей, оно по-своему охватывает сознанием окружающий его мир.

И в чем он особенно нуждается в своем 14-летнем возрасте так это в общении со сверстниками. Только сверстникам с ним неинтересно. И это настоящее искусство найти ключ к такому подростку, понять его, параллельно объясняя материал остальному классу. Конечно, такие педагоги редкость, и от них зависит возможность развития потенциальных возможностей каждого ученика.

Быть рядом со сверстниками

- Есть ли оптимальный вариант обучения таких детей?

- Для меня таким вариантом становится обучение ребенка в коррекционных классах, которые включены в общеобразовательную школу, где дети могут заниматься по своим особым программам, но в пространстве школы быть рядом со здоровыми сверстниками и пересекаться во всех событиях школьной жизни. Такая схема обучения психологически ближе и для самих детей, и их родителей.

Более того, возможно создать инклюзивную программу и для специализированных учебных заведений, например, для 39-й школы. Первую половину дня ребята могли бы там заниматься со своими классами по основной программе, а вторую - в Доме творчества со своими здоровыми сверстниками и развивающими программами. Если бы такие занятия были хоть раз в месяц, неделю, уже был бы большой шаг вперед.

Детсадовская прививка толерантности

- Как убедить родителей не возражать против совместных занятий с особенными детьми?

- Тут должна быть определенная пошаговость. Например, в этом году одна из моих воспитанниц пошла в первый класс обычной школы. У нее тяжелое заболевание позвоночника, и передвигаться она может только при помощи подручных средств. Но девочка очень способная, и я надеюсь, у нее не будет проблем с адаптацией, равно как и у ее сверстников и их родителей. Потому что вместе с будущими одноклассниками она посещала подготовительные занятия, и предварительное знакомство уже произошло. Но идеальный вариант, если бы эта встреча случилась еще в детском саду.

- Как, на ваш взгляд, обстоят дела с инклюзивным образованием в нашем городе?

- Подвижки заметны. Очевидно, что на эту проблему обратили внимание местные власти. Есть специальная программа "Доступная среда", и на ее реализацию выделяются какие-то деньги. Это уже прогресс. Обустраиваются поручни, пандусы, создаются условия для передвижения на специальных колясках.

Есть школы и специализированные учебные заведения, которые стремятся создать соответствующие условия для инклюзивного образования. Например, специальная коррекционная образовательная школа N45, где 70 процентов обучающихся детей - инвалиды. Нынче там проведен ремонт, и дети с аутизмом, детским церебральным параличом смогут заниматься в подобающих условиях.

Хороший пример подают школа N 35 и школа-интернат N 33. Но есть одна общая проблема. Сейчас, по сути, уже не стоит вопрос: пойдет особенный ребенок в школу или нет? Как правило, его берут в первый класс. А вот после этого действительно возникает вопрос: что делать дальше? Как создать условия для развития такого класса, чтобы инклюзия сохранялась и на второй, и на третий год обучения, чтобы не получилось так, что ребенок в школу ходит, но в итоге ничего оттуда не выносит? Эта задача больше ложится на плечи педагога. Но и не только.

Нашему обществу еще предстоит учиться милосердию. Нельзя, конечно, говорить, что, пройдя обучение, особенные дети смогут закончить вуз, водить машину, работать... Им до конца жизни может потребоваться сопровождение, но они уже не будут чувствовать себя отчужденными, выброшенными за борт, а смогут адаптироваться к социальной среде. В этом, собственно, и состоит наше общественное предназначение.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах