aif.ru counter
100

Без права на промашку... Прокурор отвечает за дело, направленное в суд

Совсем недавно работники прокуратуры отметили свой профессиональный праздник. Но что сделано ими в ушедшем году в одной из самых интригующих всех областей - в сфере коррупции? Как продвинулось расследование самых громких дел? Почему томичи не могут узнать фамилии многих фигурантов этих дел? Об этом мы решили поговорить с прокурором Кировского района Владиславом Юрьевичем Шумихиным, в чьем ведении и находится большинство из них.

Решает только суд

– Владислав Юрьевич, очень часто перед СМИ встает проблема - правоохранители рапортуют о громких задержаниях, раскрытии какого-то преступного умысла чиновников. Но когда разговор заходит о конкретных фамилиях злоумышленников - молчок. Почему? Ведь томичи хотят знать своих «героев»...

– Я прекрасно понимаю желание людей узнать как можно больше о тех или иных громких преступлениях и конкретных людях, в них замешанных. Но поймите, виновность человека устанавливает суд, и никто иной. Как правило, уголовные дела рассматриваются не в закрытых заседаниях, а публично. В этот момент вина человека еще окончательно не установлена. Поэтому говорить о всех обстоятельствах дела нужно очень осторожно. Могут возникнуть вопросы, связанные с защитой чести и достоинства и деловой репутации. Причем они могут касаться не только отдельного человека, но и деловой репутации, например, юридических лиц. Нужно понимать, что если мы оглашаем информацию, пока еще не подтвержденную судом, например, о громких коррупционных случаях в известных вузах: СибГМУ, ТПУ, то подобная информация явно не идет на пользу репутации этих учебных заведений. Хотя с другой стороны, не будем забывать, что в Федеральном законе от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" есть статья 13.3, из которой следует, что каждая организация должна разрабатывать и принимать меры к предотвращению коррупционных проявлений. И если такие проявления обнаруживаются, значит, это можно расценивать как недоработку этих организаций. Получается, они не противодействовали коррупции.

– Какой процент дел, утвержденных прокуратурой, заканчивается приговорами?

– Могу сказать, что все дела коррупционной направленности, по которым прокурор утвердил обвинительное заключение, направляются в суд. Это связано с тем, что система российского уголовного судопроизводства предусматривает очень серьезную ответственность прокурора перед направлением дела в суд. Подчеркну, уголовные дела перед подписанием и утверждением изучаются прокурором максимально полно. И если доказательства недостаточны, а может, где-то противоречат друг другу, дело возвращается в органы на дополнительное расследование. Подход здесь очень серьезный и многоступенчатый. Судите сами. На самой начальной стадии мы должны проверить наличие оснований для возбуждения уголовного дела, собрать максимальное количество доказательств. И если они собраны, мы уже уверены, что будет какой-то результат. Причем, если говорить о коррупционных преступлениях, всегда фигурирует конкретный человек, личность. Здесь не может быть такого, что преступление есть, а лица, которое его совершило, нет. После возбуждения дела при его расследовании и уже в суде мы подтверждаем и доказываем обоснованность обвинений. Поэтому, если можно так выразиться, «КПД» здесь очень высокий.

Сотовый – не аргумент...

– В прошлом году из 11 рассмотренных судом дел 6 были прекращены за деятельным раскаянием. Что это за раскаяние такое и не используют ли этот механизм для банального ухода от ответственности?

– Действительно, в Уголовном кодексе РФ есть специальное примечание, предполагающее прекращение уголовного дела по такому основанию. Например, если студент дал взятку преподавателю, но раскаялся и обязательно сообщил в правоохранительные органы о своем, мягко говоря, некрасивом поступке, дело может быть прекращено. То есть деятельное раскаяние в этом случае выражается в том, что виновник все рассказал правоохранителям. Но уголовное дело все равно будет возбуждено и расследовано. Потому что, как бы ни раскаивался взяточник в своих деяниях, налицо нарушение закона. Преступление есть, и его никуда не денешь. Мы обязаны отреагировать.

– Частенько томичи жалуются на то, что записывают факт вымогания взятки на сотовый телефон, но такая запись следствием не принимается. Ведь она сделана не в ходе оперативных мероприятий. Так как же вывести взяточников на чистую воду? Как доказать факт вымогательства взятки?

– Начнем с того, что человек, обращающийся к правоохранителям по факту взятки, обязательно должен написать соответствующее письменное заявление, проявив свою гражданскую позицию. С этого все начинается, а не с телефонной записи, которая может служить лишь поводом для правоохранителей обратить внимание на эту проблему. Если есть такое заявление, делом обязательно займутся. Будут организованы определенные оперативные мероприятия. Уже давно прекратилась порочная практика, когда, например, полицейские отговаривали людей писать заявления, чтобы не портить отчетность. Но повторюсь, расследованием коррупционных проявлений должны заниматься не обычные томичи, а правоохранительные органы: оперативные работники, следователи, у которых для этого имеются специальные полномочия, знания. А простая запись с телефона обычного человека будет рассматриваться судом наравне с другими доказательствами. Тем более что по закону любой сбор информации о частной жизни преследуется. Надо иметь это в виду. Поэтому относиться нужно ко всему очень щепетильно.

Хитрый посредник...

– Известно, что одна из сфер, наиболее подверженная коррупции, - ЖКХ. Чем закончилась недавняя известная криминальная история с директором ООО «Еврострой Сибирь» Лихобабой, заключившим муниципальный контракт?

– Действительно, директором коммерческой организации Евгением Лихобабой был заключен муниципальный контракт, хотя в его организации практически не было ни сотрудников, ни техники. Но он нанял субподрядчика, у которого все это было и условился с ним о меньшей стоимости выполнения работ, чем было предусмотрено муниципальным контрактом, и что за предоставление подряда тот будет давать Лихобабе «откат». После чего Лихобаба будет отчитываться уже перед администрацией. Такой вот посредник. Только по закону это «посредничество» было оценено как вымогательство подкупа. Лихобабу осудили по статье 204 ч 7 п. «б» УК РФ (коммерческий подкуп) к 5 годам лишения свободы. Но условно с испытательным сроком в 2 года. Полагаю, этот приговор будет хорошим уроком таким вот таким «посредникам», пытающимся играть в криминальные игры с государством и ловить рыбку в мутной воде. Надеюсь, их число будет уменьшаться, причем с каждым годом.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах