aif.ru counter

Не наш больной

Почему пациент оказывается заложником несогласованных действий?

Сколько бы чиновники ни рапортовали о том, какие деньги вложены в здравоохранение и какие достижения имеются в медицине, личная человеческая драма будет всегда  весомей, нежели абстрактный общий результат. 


Зинаида Григорьевна Парамонова обратилась в редакцию, как говорится, по горячим следам. Ее мужа, Сергея Сергеевича Парамонова, увезли по «скорой». Инфаркт. К «скорой»  у нее никаких претензий нет. Напротив, одни благодарности. Врачи быстро разобрались, в чем дело, повезли в стационар. Ближайший – Томский кардиоцентр, который  и по профилю, и потому что  расположен рядом с домом. Но  там  больного не приняли и направили в ОКБ – областную клиническую больницу. А это на краю города. Там сделали все, что полагается – реанимация, лечение. Но Зинаида Парамонова считает, что время было упущено. Буквально на днях она позвонила вновь и сообщила, что ее мужа не стало.  Теперь разбираться придется уж точно.

Между ведомствами

Когда речь идет о том, что близкому человеку плохо и нужна срочная помощь, не до выяснения сложноподчиненных отношений между ведомствами. А они существуют, и нередко их заложниками становятся пациенты. НИИ кардиологии  вместе с клиниками –  федеральное научное учреждение. Соответственно и финансируется из Москвы, оказывая высокотехнологичную  помощь по квотам. В то же время частично оказывает услуги и по системе ОМС. То есть, как нам пояснили в Фонде обязательного медицинского страхования, «с инфарктами везут в  кардиоцентр». Как получилось, что в кардиоцентр отказались принять больного? Кто конкретно дал от ворот поворот больному?  
Соблюдение всех необходимых  регламентов – залог успешного лечения. Не зря же установлены стандарты оказания различных видов медицинской помощи. А что происходит, когда они не соблюдаются? Еще одна наша читательница дважды вызывала «скорую».  В первый раз приехал молодой врач, сделавший ей укол, после которого ей стало хуже. Пришлось вызывать бригаду во второй раз. Но на «скорой» не спешили, поскольку, как объяснили, у нее уже побывали. Приехали через несколько часов, и пациентку пришлось доставлять уже в клиники СибГМУ, где, по ее словам, сказали, что ей было введено лекарство обратного действия». 

«Излишки» коек

Не секрет, что к врачам у нас – повышенные требования.  И тут, как говорится, на каждого не угодишь. Одному доктор понравился, другому – нет. Но есть объективные показатели  –  стандарты, их соблюдение, уровень квалификации доктора. Все это обеспечивает качество и  доступность медицинской помощи. А вот с этим возникает все больше проблем.
На днях  вице-губернатор Чингис Акатаев заявил, что в областной системе здравоохранения сократят 2800 коек. Реорганизация коснется областных больниц. «Это продиктовано именно экономическими соображениями и реорганизация в медучреждениях необходима», - пояснил Акатаев.  Решение о сокращении коек будет принято уже в ноябре этого года.
В настоящий момент коечный фонд в регионе составляет 10,8 тыс. коек. При этом финансирование предусмотрено только для 8 тыс. мест в больницах. Что это означает? Сокращение стационарных коек приведет к нагрузке на амбулаторные и на ту же «скорую». А это значит, что стандарты будет соблюдать еще труднее. И, следовательно, рост жалоб неизбежен. 
Анна Крылова

Топ 5 читаемых