610

«Все за одного!» Мэра Томска Кляйна поддержали в суде его «замы»

Можно пожать Ивану Григорьевичу руку?» - после завершения допроса спросил судью и.о. мэра Томска М. А. Ратнер.
Можно пожать Ивану Григорьевичу руку?» - после завершения допроса спросил судью и.о. мэра Томска М. А. Ратнер. / Фото Валерия Доронина / АиФ

В ходе судебного заседания по делу томского мэра были заслушаны свидетельские показания сразу нескольких высокопоставленных чиновников администрации Томска.

Часть из них и сегодня трудится в мэрии, часть работает в других местах, но ни те ни другие не подтвердили версию обвинения об участии градоначальника в управлении предприятием «Томское пиво» и предоставлении ему каких-либо преференций. На глазах рассыпается также обвинительный эпизод о предоставлении земельного участка дочери мэра по заниженной цене.

В управлении не участвовал

Что хотела бы услышать от свидетелей сторона обвинения? Простых слов: да, мол, заставлял нас Иван Григорьевич поработать на благо предприятия, владельцем которого он является. Нагибал, дескать. Принуждал.

Ничего подобного! Все в один голос подтвердили суду под присягой: о каких-либо фактах участия Ивана Кляйна в деятельности «Томского пива» им неизвестно.

Заместитель мэра по социальной политике Константин Чубенко уверенно заявил: в управлении предприятием мэр не участвовал, каких-либо поручений, касающихся «Томского пива», не давал.

Константин Чубенко и Иван Кляйн
Константин Чубенко и Иван Кляйн. Фото Валерия Доронина

Первый заместитель мэра Михаил Ратнер, волею судьбы исполняющий сегодня обязанности главы города, сказал: «С учётом специфики работы Ивана Григорьевича физически невозможно заниматься управлением предприятием. Это я говорю чётко и могу три раза повторить».

По словам Ратнера, Кляйн неоднократно подчёркивал, что в вопросах, которые касаются «Томского пива», посыл был такой: смотри «не в два глаза, а в четыре», чтобы всё было по закону».

Ни одного случая обращения Кляйна с вопросами, связанными с деятельностью «Томского пива», не смогла вспомнить глава администрации Кировского района Валентина Денисович, хотя не отрицает, что часто взаимодействовала с предприятием по работе. «Это касалось предоставления помощи: помогали ветеранам, покупали костюмы детским коллективам. По этим вопросам взаимодействовала с Галиной Ивановной Кляйн. Иван Григорьевич этих вопросов на посту мэра не касался».

Ладно, можно сделать скидку на то, что вышеназванные свидетели до сих пор работают в администрации города и опасаются: а вдруг Иван Кляйн вернётся в кресло мэра?

Но вот показания даёт бывший первый заместитель мэра, ныне заместитель губернатора Томской области Евгений Паршуто, который не скрывает, что в своё время ушёл из мэрии из-за разногласий с Кляйном. Уж ему-то какой резон защищать своего бывшего начальника?

Но нет, и Евгений Паршуто прямо заявил: «За время моей работы в муниципалитете мне лично никаких указаний, никаких просьб от него по вопросам, связанным с «Томским пивом», не поступало». О фактах подобных обращений к другим сотрудникам мэрии Паршуто также не известно.

«Единственное, что мы обсуждали в этой связи, – это размещение объектов, создаваемых «Томским пивом» в рамках осуществляемой им меценатской деятельности. Ничего зазорного в этом не вижу», – добавил он.

Бывшая заместитель мэра по финансам Ирина Ярцева сейчас живёт не в Томске, показания суду давала по видео-конференц-связи из Москвы. Ей тоже нет смысла покрывать мэра. Но и она чистосердечно призналась, что ничего не знает о фактах участия Кляйна в управлении пивоваренным предприятием.

Ирина Ярцева
Ирина Ярцева. Фото Валерия Доронина

«Более того, он говорил мне, что завод во главе с Галиной Ивановной работает лучше, чем с ним», – вспомнила Ярцева.

Ни одного документа о предоставлении льгот и преимуществ «Томскому пиву» к ней как руководителю финансового блока мэрии не поступало. Наоборот, предприятие было крупным меценатом: на его средства благоустроено много мест в городе. «Конкретных сумм назвать не могу, через бюджет эти средства не проходили, но на протяжении многих лет компания являлась спонсором городских мероприятий, и на средства предприятия благоустроено большое количество парков и зон отдыха», – сказала Ирина Ярцева.

«Шутка юмора»

Поскольку обвинительная база в отношении мэра строится в основном на материалах прослушки его телефонных разговоров, сторона обвинения каждый раз предъявляет их суду, дабы доказать свою версию. Иногда эти доказательства выглядят весьма забавными.

Вот, например, подробно разбирается телефонный разговор Константина Чубенко с Иваном Кляйном, в котором Чубенко, работавший тогда в областной администрации, обратился к мэру с просьбой заасфальтировать часть территории ТГУ, где должна была пройти сельскохозяйственная выставка. Предполагалось, что её посетит прибывающий в Томск с рабочим визитом министр сельского хозяйства России. Обговаривалось и возможное посещение министром предприятия «Томское пиво».

– Почему вы позвонили именно Ивану Григорьевичу? – поинтересовался у свидетеля прокурор.

– Это же территория города Томска, поэтому я и позвонил мэру. Попросил заасфальтировать тротуар. Он мне объяснил, что это территория университета (федеральная собственность) и её нельзя заасфальтировать за счёт муниципалитета, – сказал Чубенко.

Прокурор обратил внимание на то, что именно Кляйн предложил посетить министру пивзавод. «Я бы и сам предложил, – удивился Константин Чубенко. – «Томское пиво» – это наша гордость, мы всегда планировали посещения таких предприятий, столпов пищевой промышленности области. Это «Томские мельницы», «Савва»..., в том числе и «Томское пиво» – ведущее предприятие томской «пищёвки».

Пытаясь, видимо, доказать корыстную заинтересованность Ивана Кляйна в посещении предприятия министром, обвинитель снова процитировал прослушку: «Вы в разговоре сказали, что надо заасфальтировать «взамен на посещение «Томского пива». Чубенко даже растерялся слегка: «Ну, это же шутка была! Там даже по интонации это очевидно!»

Что тут сказать… В следующий раз, шутя с кем-нибудь по телефону, чиновникам нужно обязательно делать ремарку вслух: шутка, мол! Вдруг у тех, кто слушает эти разговоры, с чувством юмора что-то не так.

Неэлитная территория

Не подтвердили свидетели и обвинительные аргументы по эпизоду с земельным участком для Светланы Кляйн.

Михаил Ратнер, в ту пору руководитель департамента недвижимости Томска, подчеркнул: вся процедура от подачи документов до заключения договора со Светланой Кляйн была полностью прозрачной и законной. По стоимости земельного участка тоже всё соответствовало существовавшим правилам.

«По общему правилу мы заказывали рыночную оценку стоимости земельного участка. При этом есть отдельная норма в Земельном кодексе, которая говорит, что в некоторых случаях стоимость продажи земельного участка может быть выше кадастровой. В данном случае рыночная стоимость составила 740 тысяч рублей, кадастровая стоимость была чуть более 738 тысяч рублей», – сказал Михаил Ратнер, опровергая тем самым доводы обвинения о якобы причинённом ущербе городскому бюджету в 180 тысяч рублей.

«Даже предполагать, что Иван Григорьевич или Светлана Ивановна оспаривали стоимость земельного участка с целью снижения стоимости – это смешно… Никакого урона бюджету города при продаже земельного участка Светлане Кляйн нанесено не было», – отметил Ратнер.

Евгений Паршуто вообще назвал территории, где находится этот земельный участок, заштатной. «Интересовался ли мэр территориями на улице Пастера?», – спросил его прокурор.

«Да, интересовался развитием этой территорией, даже скорее развитием прилегающих территорий. В частности, мы обсуждали вопрос размещения школы на ул. Дизайнеров», – ответил Паршутов.

«А именно по улице Пастера? Интересовался ли мэр развитием именно этой улицы?» – не успокаивался обвинитель.

«Едва ли. Эта улица – 4-й категории. Она не очень интересовала людей, желающих построить там дома. Это неэлитная территория», – сказал Евгений Паршуто.

«Я уверен, что Иван Григорьевич не предпринимал бы каких-либо незаконных действий в этой связи, – добавил он. – Процедура предварительного согласования – это компромиссная процедура в рамках закона. Она и была применена».

Эти слова подтвердила бывший главный финансист города Ирина Ярцева. По её мнению, продажа земельного участка по ул. Пастера Светлане Кляйн не причинила ущерба бюджету Томска. Разница между рыночной стоимостью и кадастровой всего две тысячи рублей.

Показания свидетелей-чиновников закрепил вызванный на допрос эксперт, известный томский специалист в области оценки и управления собственностью, доктор экономических наук, профессор Дмитрий Хлопцов.

Он подтвердил, что в апреле 2020 года ему поступал запрос от ФСБ по поводу стоимости земельного участка по ул. Пастера, 44/2.

– Я дал вывод, что предварительный анализ по оценке стоимости участка в ноябре 2016 года составляет 881 тыс. рублей. Но в зависимости от характеристик участка его стоимость может составлять от 670 тысяч рублей до полутора миллионов. В запросе ФСБ не предоставила никаких документов по участку, только кадастровый номер, – объяснил свидетель большой разброс в предполагаемой цене участка. – Нельзя было понять характеристик участка: ровный – неровный, есть ли дорога, есть ли коммуникации. Это была предварительная оценка.

Из ответов эксперта выяснилось, что с учётом особенности рельефа местности, на которой расположен участок (овраг), отсутствием подъездных путей и других «корректирующих моментов» стоимость участка вполне могла составить сумму от 650 до 700 тысяч рублей. Получается, Светлана Кляйн даже переплатила за него!

А вот что с готовностью подтвердили все нынешние и экс-работники мэрии, так это исключительные деловые и человеческие качества Ивана Кляйна. Слушая свидетелей, можно было подумать, что находишься не в суде, а на дне рождения мэра.

Константин Чубенко: «Кляйн на посту мэра работал много: с утра до ночи, то есть порой до 22.00 часов. Во все вопросы вникал «иногда даже чересчур глубоко».

Михаил Ратнер: «Ивана Григорьевича могу охарактеризовать исключительно с положительной стороны, я считаю, что это неординарная личность, талантливый человек, который может переваривать огромный объём информации, очень требователен к себе и к подчинённым, умеет объединить вокруг себя людей. Очень, даже излишне принципиальный. В то же время он позволял спорить с собой, но убедить его просто так было невозможно: нужно было аргументировать на цифрах, на примерах».

Евгений Паршуто: «Как руководитель Кляйн разбирается во всех деталях управленческого процесса, способен сформировать команду, отвечать за результат. Порядочный, образцовый семьянин».

Валентина Денисович: «Иван Григорьевич – человек, который любит дисциплину, порядок во всём. Отзывчивый, всегда приходит на помощь. Работал с половины восьмого до позднего вечера. По субботам проводил совещания, так как не отвлекали звонки. По воскресеньям совершал объезды объектов благоустройства, фиксировал замечания, чтобы выдать в понедельник поручения».

Ирина Ярцева: «Иван Григорьевич очень ответственный человек, очень требовательный к себе в первую очередь и к другим. Он вникал, читал все документы, отрабатывал их день в день. Очень тактичный, внимательный…»

Чувствуется, что и действующие, и бывшие соратники Ивана Кляйна искренне уважают своего руководителя.

Михаил Ратнер даже воспользовался случаем и спросил судью: «А можно я пожму руку Ивану Григорьевичу?». Судья разрешил, заметив при этом, что лучше это делать не в этом зале… И то верно, руку уважаемому человеку лучше пожимать на свободе, а не в суде.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах