1483

«Прослушка» мэра Томска Кляйна не помогла обосновать его вину

Томичи живо интересуются процессом над бывшим градональником
Томичи живо интересуются процессом над бывшим градональником / Фото Валерия Доронина / АиФ

Свидетели в один голос заявляют, что Иван Кляйн не участвовал в незаконной предпринимательской деятельности.

На минувшей неделе в ходе судебного процесса по делу мэра Томска Ивана Кляйна были заслушаны показания свидетелей по третьему эпизоду обвинения – по статье 289 УК РФ «Незаконное участие в предпринимательской деятельности». Все свидетели разными словами, но в один голос, заявили: мэр в процесс управления предприятием «Томское пиво» не вмешивался, льгот и преференций ему  не оказывал. 

Доказательная база стороны обвинения по этому эпизоду во многом строится на материалах «прослушки» - телефонные разговоры Ивана Кляйна, как выяснилось, записывались в течение 2,5 лет. 

Преференции из 1884 года

«Прослушка» - вещь убедительная. Ведь если человек не знает, что ведется запись его разговоров, он себя не сдерживает, к иносказаниям не прибегает. Однако, видимо, не случайно выражения  «прослушка» и «притянуты за уши» имеют один корень. Судя по показаниям свидетелей, попытка стороны обвинения представить некоторые темы записанных телефонных переговоров мэра в качестве доказательства его «управления» предприятием и предоставления заводу неких льгот и преимуществ (а именно эта совокупность образует состав преступления), выглядит весьма и весьма неубедительной.  

Спрашивает, например, прокурор свидетеля Василия Русскова, заместителя гендиректора ОАО «Томское пиво» за закупкам, планированию и логистике: «Интересовался ли Иван Григорьевич работой, результатами деятельности предприятия, иными вопросами?». Руссков отвечает: «Мои контакты с Иваном Григорьевичем были редкими и эпизодическими. При встрече он спрашивал: как дела, как здоровье, как работается, какие успехи и не более того. Каких-либо конкретных разговоров не велось, это было разговоры «в общих чертах».

Понимая, что вопрос «Как дела?» к делу не пришьешь, прокурор предъявляет данные «прослушки» разговора между Кляйном и Руссковым, касающегося благотворительной поставки «Томским пивом» медицинского оборудования в одну из городских клиник. «В связи с чем Кляйн интересовался у Вас этим вопросом?» - спрашивает прокурор. «Полагаю, Иван Григорьевич интересовался этим вопросам в связи тем, что ему было небезразлично состояние здравоохранения в Томске», - отвечает свидетель.

Прокурор задает, казалось бы, козырной вопрос, от которого представителю «Томского пива» никак не отвертеться: «В записи телефонных переговоров Вы рассказываете Кляйну о продажах, о вопросах ассортимента. В связи с чем вы об этом говорили?». Василий Руссков отвечает: «Я как человек, погруженный в профессию, всегда на вопрос «Как дела?»,  говорю, прежде всего, о работе. Я коротко охарактеризовал ситуацию на предприятии - крупнейшем налогоплательщике Томска. Но это скорее свидетельствует о том, что Иван Григорьевич не был осведомлен в деталях о ситуации на заводе, не был в курсе».

Действительно, как-то странно для человека, якобы управляющего предприятием, не знать очевидных вещей, связанных с продажами, ассортиментом  продукции и так далее. 

Прямой вопрос свидетелю Русскову, который, вообще-то, должен был задать прокурор, обращает к нему адвокат Ивана Кляйна: «Предоставлялись ли предприятию льготы, преференции и преимущества после 2013 года?». Из ответа свидетеля становится ясно, почему обвинение избегает подобных прямых вопросов. 

«Мне неизвестно ни о льготах, ни о преимуществах. Основные наши регуляторы - это федеральные органы власти. Эти вопросы не решаются в томской мэрии, они решаются на федеральном уровне, мы предприятие федерального охвата: в Томской области у нас остается не более 15% продукции. Я даже представить не могу, какие такие преференции нам потенциально может предоставить муниципалитет - это не их уровень возможностей» - поясняет Руссков.

Выясняется также, что единственный, пожалуй, вопрос, по которому мэрия могла бы предоставить преференции «Томскому пиву» - о выделении земельных участков для развития предприятия, за все годы, что Иван Кляйн руководил городом, так и не был решен. По словам свидетеля, был всего один случай, когда муниципалитет пошел навстречу томскому пивоваренному заводу, но он произошел в… 1884 году. Полтора века назад городская дума Томска выделила предприятию участок, на котором оно и по сей день осуществляет свою деятельность.

Рыть или не рыть?

В суде подробно исследовался другой эпизод, который, по версии обвинения, все ж таки доказывает предоставление мэром неких преференций родной для него компании. Речь идет о прокладке водопровода через Московский тракт открытым способом в 2018 году. Обвинение считает, что мэр Кляйн воспрепятствовал этой работе, руководствуясь, якобы, интересами «Томского пива».

Однако свидетели не подтвердили такую трактовку случившихся событий. По словам Владимира Костюкова, занимавшего в то время должность заместителя мэра по капстроительству, подрядчик должен был произвести укладку водопровода к строящемуся общежитию ТГУ на перекрестке улицы А. Иванова и Московского тракта. «Перед началом работ должна была быть выкопана траншея глубиной около трёх метров. К тому моменту Московский тракт был капитально отремонтирован. Положен был асфальтобетон и дорога была на гарантии у подрядчика, - рассказывает Костюков. - От Ивана Григорьевича поступило задание: разобраться в ситуации с тем, чтобы не нанести ущерба муниципалитету при проведении этих работ».

По словам свидетеля, работы по прокладке водопровода должны были быть проведены методом закрытого бурения, который позволяет не перекрывать движения автотранспорта. Но перед дорогой перпендикулярно должна была быть вырыта траншея длиной не менее 50 метров для того, чтобы труба плавно заходила в прокол.

Приехав на место, Костюков выяснил, что строители были намерены рыть эту траншею по улице Аркадия Иванова. «Соответственно я задал вопрос представителям подрядчика: «Ребята, а почему мы роем траншею на А. Иванова, со стороны, где у нас дорога отремонтирована, а не с противоположной стороны, где у нас как раз должны будут быть выполнены работы в рамках строительства вашего общежития?».

В результате вмешательства траншея была вырыта на противоположной стороне. «С моей профессиональной точки зрения, мы этим решением удешевили работы, так как избежали издержек на восстановление дорожного покрытия. Эти издержки нес бы подрядчик работ и федеральный бюджет. Тогда как с противоположной стороны нужно было только восстановить газон и согласовать этот вопрос с собственником жилого дома. Эти вопросы мы урегулировали в течение рабочего дня», - сказал Костюков.

Свидетель отмечает, что изменение схемы проведения работ никому ущерба не причинило, наоборот, позволило не допустить лишней траты денежных средств: как минимум 20% составила экономия.
Эти показания позже подтвердили другие свидетели - заместитель начальника Департамента дорожной деятельности и благоустройства администрации Томска Владислав Усов  и заместитель генерального директора ОАО «Томское пиво» по строительству Петр Сальников

«Как бы хорошо не восстанавливали асфальт, на месте раскопок впоследствии возникает просадка» - объяснил необходимость смены способа прокладки водопровода Усов . Об интересах «Томского пива» мэр не упоминал при постановке задачи о решении возникшей проблемы,  сказал он.

Петр Сальников, который просигнализировал мэру на безобразия с прокладкой водопровода, так объяснил это: 

- Я шел на работу по улице Аркадия Иванова и увидел эти работы, технику. Я подошёл к людям, которые их проводили…, на то время было распоряжение мэрии о запрете прокладки всех коммуникаций открытым способом,  спросил, на каком основании ведутся работы открытым способом? Сказали, что есть ордер.

После этого разговора Петр Сальников позвонил Ивану Кляйну. Тот подтвердил, что такой запрет есть и отправил Сальникова в департамент дорожного строительства.

По вопросам адвокатов по проколу под Московским трактом Сальников  пояснил: он действовал как гражданин, а не должностное лицо; до территории «Томского пива» было достаточно далеко - 8-9 метров; работе предприятия в том числе магазину завода работы не мешали бы;  в  факте участия мэра в изменении способа прокладки водопровода усматривать предоставление льгот и преимуществ «Томскому пиву» нельзя; поручений  Кляйн  Сальникову, как сотруднику «Томского пива» не давал.

В каждой бочке затычка

Но нашелся еще один эпизод, в котором следствие усмотрело заинетерсованность мэра в решении вопросов «Томского пива». Речь идет о размещении в городе бочек с квасом. По этому вопросу суд заслушал показания Людмилы Прохоровой, работавшей в 2017 году начальником отдела потребительского рынка администрации Кировского района Томска

Она пояснила: «Томское пиво» постоянно взаимодействовало с нами по размещению нестационарных объектов - автоцистерн с квасом.  В частности, в 2017 году было обращение ОАО «Томское пиво» о внесении изменений в схему по четырём адресам, два изменения были согласованы, по ещё одному был согласован другой адрес, по последнему изменению был отказ по четырём пунктам.  Решения эти принимались комиссионно и рассматривались очень тщательно,  на предмет соответствия требованиям закона.

Каких-либо указаний от администрации и от мэра об ускорении работы над схемой не поступало, - утверждает свидетель.  Не поступало никаких указаний и о размещении торговых точек «Томского пива».  Обсуждались только возникающие проблемы, в том числе и жалобы от «Томского пива».
Она уточнила, что каких-то дополнительных льгот «Томскому пиву» не предоставлялось. 

На этом слушания по данному эпизоду обвинению были завершены. Никто из свидетелей не подтвердил ни фактов управления мэром заводом, ни какого-то покровительства с его стороны. 
Сам по себе «третий эпизод», конечно, странный. Пока он выглядит как «довесок», когда к основным обвинительным пунктам «до кучи» присоединяется не очень убедительный, но необходимый «пунктик», играющий на магию цифр: все ж таки три обвинительных эпизода лучше, чем два или один. 

Однако с доказательствами по нему есть возможные проблемы. Но уже есть далеко идущие последствия. 

Ведь если всех государственных и муниципальных служащих, депутатов, занимавшихся ранее бизнесом и имеющих в собственности какие-либо фирмы и компании, будут обвинять в незаконном предпринимательстве за вопросы: «Как дела?», ни один предприниматель не рискнет идти во власть. Об этом, кстати, говорил сам Иван Кляйн в одном из выступлений на суде:

«Какую материальную выгоду получило «Томское пиво» от моих телефонных разговоров с бывшими коллегами? Моя «вина» в том, что мой телефон на заводе знали все те, кто работал со мной десять, двадцать, тридцать лет? Скажите, кто из нормальных предпринимателей после всего, что случилось со мной, пойдет в мэры?  Да я и сам им сейчас скажу: не ходите, мужики!».

Томичи живо интересуются процессом над бывшим градональником. АиФ следит за развитием событий, а суд поставит точку в судебном деле.

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах