Примерное время чтения: 12 минут
459

«Дело врачей» закрыли от людей

Максим Подберезкин / Предоставлено автором

Судебный процесс по делу о мошенничестве в клинике «Сантэ» прошёл в закрытом режиме. При назначении меры пресечения обвиняемым врачам из зала попросили удалиться журналистов и слушателей. Публикуем независимое расследование о громком уголовном деле. 

Кого надо дочь

В середине 2021-го года на базе частной клиники «Сантэ» в Северном парке, одном из спальных микрорайонов Томска, открыт стационар для оказания медицинской помощи онкобольным. Директор клиники Екатерина Фельзингер, юрист по образованию, назначила главным врачом бывшего руководителя областного Онкологического диспансера Софью Мазеину. Одним из ведущих докторов-онкологов стала авторитетная в Томске специалист с более чем 20-летним стажем Евгения Семенова. С тех пор клиника «Сантэ», которая и так являлась динамично развивающейся структурой коммерческого здравоохранения, широко известной и пользующейся популярностью не только в  Томске и Томской области, но и за ее пределами, стала развивать направление онко-лечения.

Екатерина Фельзингер.
Екатерина Фельзингер. Фото: Предоставлено автором/ Максим Подберезкин

Однако 11 августа 2023 года СУ СК России по Томской области в отношении неустановленного лица из ООО «Сантэ» возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат) и ч. 3 ст. 238 УК РФ (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц).

В основу уголовного дела следствием положен Акт плановой комплексной проверки №10-2023 от 29.05.2023, проведенной территориальным фондом ОМС (ТФОМС) по обоснованности расходования средств ОМС в ООО «Сантэ». В ходе указанной проверки комиссией выявлен факт их нецелевого использования. На самом деле, нецелевое использование средств ОМС, получаемых коммерческими компаниями – явление очень распространенное. Для регулирования подобных ситуаций существует отработанный механизм возврата «нецелевки» с выплатой существенной компенсации ТФОМС. В соответствии Федеральным законом №326 ФЗ от 29 ноября 2010 года «Об обязательном медицинском страховании», к медицинским организациям, виновным в нецелевом расходовании средств ОМС применяется штраф в размере 10% от суммы «нецелевки», пени за каждый день просрочки и накладывается обязательство восстановления всей суммы «нецелевки» на счетах ТФОМС. О привлечении виновных к уголовной ответственности с последующей изоляцией от общества в указанном Законе не сказано ни слова.

Таким образом, существующий механизм контроля и возврата средств ОМС полностью исключает их хищение медицинскими компаниями. Получается, что «нецелевка» выгодна для ТФОМС – способствует увеличению средств на счетах.

По результатам проверки ТФОМС возложил на ООО «Сантэ» обязанность восстановить средства ОМС, использованные не по целевому назначению, уплатить штраф в размере 10% от суммы нецелевого использования с выплатой пени за каждый день просрочки распоряжения. После проведения внутренней проверки и подтверждения факта нецелевого использования средств ОМС, требование ТФОМС к ООО «Сантэ» по распоряжению директора Фельзингер Е.В. выполнено и 29.08.2023 денежные средства в сумме 26 040 035,39 руб.  по платежному поручению №760 восстановлены на счетах ТФОМС.

Евгения Семенова.
Евгения Семенова. Фото: Предоставлено автором/ Максим Подберезкин

ТФОМС с заявлением о широко распиаренном хищении бюджетных (?) средств со своих счетов никуда не обращалось. И это логично – ведь никакого хищения ни в форме мошенничества, ни в какой-либо иной, не было!

Обычно, в правовом обществе, финансовые разногласия двух хозяйствующих субъектов решаются цивилизованно, в Арбитражном суде, но решение финансовых разногласий ООО «Сантэ» и ТФОМС по непонятным причинам осуществляется силовиками в застенках СИЗО при предъявлении ложных обвинений.

Тем не менее, «волевым» решением кого-то всемогущего, но далекого от понятия «право», силовики, «как один», встали на защиту бюджетных средств и при отсутствии ущерба и признаков хищения предъявили фигурантам обвинение по ч. 4 ст. 159 (мошенничество) УК РФ – по признакам которого уголовное дело не возбуждалось.

С «оказанием услуг, не отвечающим требованиям безопасности», ответственность за которые наступает по ст. 238 УК РФ «навеяно» органам следствия, как производное от основного – от мошенничества. Логика силовиков следующая: в Акте плановой комплексной проверки комиссией указано, что предъявленные к оплате за счет средств ОМС лекарства в ООО «Сантэ» отсутствовали. Из этого силовики сделали вывод, что лечение больных не проводилось. Для убедительности, оперативные сотрудники убедили родственницу умершего от рака больного (а онкология, как известно крайне сложно поддается лечению) написать заявление на врачей ООО «Сантэ» о том, что его неправильно лечили.  Отсюда появилось обвинение Фельзингер Е,, Мазеиной С. И Семеновой Е. в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. На самом деле, лечение оказывалось медицинским персоналом клиники в полном объёме каждому из онкологически больных пациентов. С применением лекарственных препаратов, соответствующих степени развития болезни. И вот здесь силовики снова просчитались. Бездоказательно возбудить ч. 3 ст. 238 (повлекшее смерть двух и более лиц), напугав общественность и придав себе значимости, это вовсе не подвиг. А вот собрать и закрепить доказательства придуманному -  для этого требуется «особый профессионализм», уровень которого пока не достигнут. По этому, обвинение предъявлено по ч. 2 ст. 238 УК РФ факту «оказания услуг, не отвечающим требованиям безопасности».. скажем прямо, малопонятное и слабо коррелируемое с директором и врачами онкологического центра обвинение.

И вот ведь какая интересная история получается: уголовное дело, ставшее просто ширмой для беззакония правоохранителей, поддерживаемых судами, никак процессуально не связано с врачами-фигурантами, арестованными в рамках его расследования.

Дело возбуждено «по факту», в отношении неустановленных лиц, что позволяет силовикам нарушать права беззащитных женщин, так как те лишены даже права на обжалование незаконно возбужденного уголовного дела. Но ведь и обвинение фигурантам предъявлено по иным статьям уголовного кодекса – вовсе не тем, по которым возбуждено обезличенное уголовное дело. Вот и получается, что действительно, лица, которые совершили преступление по пресловутому делу врачей, до сих пор не установлены, а Фельзингер Е.В., Мазеина С.В. и Семенова Е.С. привлечены к уголовной ответственности и лишены свободы незаконно, в отсутствие возбужденного в отношении них уголовного дела и по делу, не связанному с их обвинением.

Вот теперь и не удивительно, почему вдруг судебный процесс на котором решался вопрос о продлении срока содержания под стражей многодетным матерям закрыли от посторонних глаз и проводили в тайне: - «темные дела» тишину любят.

Несмотря на отсутствие состава какого-либо преступления, многочисленные нарушения Конституции РФ, иных правовых норм, следователи, прокуроры и судья Марина Тыняная намерены довести дело до обвинительного заключения и приговора, поскольку такой «успех» сулит серьезные карьерные перспективы. Ведь Екатерина Фельзингер является дочерью томского депутата Государственной Думы России Татьяны Соломатиной, которая и была в свое время основательницей многопрофильного медицинского холдинга, куда входит клиника «Сантэ».

Пациент скорее жив

Поймать такую птицу, целого депутата, если у ее дочери увяз коготок – голубая мечта любого человека в синем мундире. Тем более, что все документы по лекарственному обороту в клинике Фельзингер принесла следователям сама, осталось только подвести их под статью. Но Екатерина Викторовна верила, что правоохранительные органы помогут разобраться с незаконным оборотом лекарств, если он имел место быть. Никуда не уезжала даже после возбуждения уголовного дела. Загранпаспорт сдала в УФМС по Томской области. Была уверена, что во время следствия ей дадут возможность быть с детьми. Старшая дочь нынче должна сдавать ЕГЭ, младший сын заканчивает начальную школу. 

Но прокуроры и следователи были неумолимы. Они уже трижды, на этот раз до 11 апреля, продляют срок пребывания женщин-врачей под стражей, хотя те не совершали никаких насильственных преступлений. Более того, в условиях изоляции они фактически подвергаются пыткам: Евгению Семенову, больную и простуженную беспричинно мариновали зимой в холодном изоляторе более 8 часов, Софью Мазеину так же беспричинно часами содержали в неотапливаемом помещении суда, чтобы была посговорчивее. Как считает муж Мазеиной, её лично уговаривал в чем-то признаться прокурор Томской области Александр Семенов, «иначе будешь сидеть»! А у Мазеиной двое детей, один из которых с инвалидностью.

Прокуроры и региональное УФСИН отказывают в передаче витаминов и жизненно важных лекарств Екатерине Фельзингер, а до многодетной Евгении Семеновой доводят информацию о том, что двое ее детей уже отданы под опеку. При живой матери. 

Томские люди в погонах не слышат указаний президента России Владимира Путина и председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева о том, что женщины, - не убийцы, и не разбойницы, - не должны сидеть в тюрьме в ожидании приговора суда. А молодые женщины сидят, и им не дают даже свиданий с родными и близкими.

Главная причина, по которой женщин не отпускают даже под домашний арест, звучит так: мошенничество в особо крупном размере, совершенное по предварительному сговору – это опасное уголовное преступление, а медицинские услуги, оказанные врачами, повлекли смерть пациентов.

Софья Мазеина.
Софья Мазеина. Фото: Предоставлено автором/ Максим Подберезкин

Однако, от любого мошенничества кому-то есть ущерб. В данном случае, ущерба нет. Екатерина Фельзингер распорядилась вернуть обратно все 26 миллионов рублей, на которые были закуплены значащиеся в реестре лекарства

А вот со смертями больных всё, конечно, не так однозначно. Несколько бывших пациентов клиники, действительно, умерли за последние три года. Это онкология и пока к панацее от нее только подбираются. Но кто-то, не будем говорить кто, усиленно распускает по Томску слухи, что этих умерших пациентов уже эксгумировали и не нашли никаких следов лекарств. Отсюда скандальный вывод: пациентам лили физраствор, плацебо!

Стоит, между тем, отметить, что такое серьезное следственное действие, как эксгумация, не проводится без контроля со стороны адвокатов обвиняемых. В противном случае это нарушение всех процессуальных норм. Вопросы экспертам должны быть согласованы с защитниками, иначе им грош цена. Мы же хорошо знаем: каков вопрос – таков ответ. Есть следы лекарства Х? Нет.

Но тогда обязательно найдутся следы лекарств Y или даже Z. Но, увы, про них следователи забудут спросить эксперта.

Следствие сегодня активно ищет других потерпевших по «делу врачей» и даже находит их, но почему-то - живых! При этом пациенты клиники «Сантэ» с удивлением узнают, что они потерпевшие и ничего, кроме слов благодарности, врачам сказать не могут.

Так и остается непонятным для всех кто хоть как то знаком с правом и с настоящим делом: дело возбуждено по ст. 159 ч.4 УК РФ «Мошенничество» и ст. 238 ч.3 УК РФ «… оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности»: ключевым фактором в которых является «предварительный сговор группы лиц», но доказательств предварительного сговора следствие никак и не может обнаружить: ведь по факту Мазеина и Семенова не имели никакой возможности получить денежные средства ОМС, а оказывать некачественные медицинские услуги никак не могла Фельзингер, не имеющая вообще медицинского образования.

Странная вообще «группа», если Семенова на следствии говорит, что Фельзингер она видела 2 раза мельком: на поздравлении на 8 марта и День рождения! Вероятно, на этих мероприятиях они и сколачивали свою «преступную группу».

В ситуации, когда прямых и явных доказательств преступления нет, остается надеяться только на чистосердечное признание подозреваемых.

Поэтому следователи и прокуроры, у которых процесс откровенно буксует, продолжают настаивать на том, чтобы все подозреваемые по «делу врачей» находились в СИЗО, которое было и остается в России орудием вышибания чистосердечного признания. А чтобы подробности душевных и физических мук женщин, находящихся за решеткой следственного изолятора, не стали достоянием гласности, люди в погонах попросили закрыть от общественности судебные процессы. Даже те, где рассматривают сроки продления меры пресечения. Мол, на них могут прозвучать диагнозы и имена пациентов – а это разглашение врачебной тайны и персональных данных. Но адвокаты подозреваемых рассказывают, что никаких диагнозов и фамилий пациентов на таких процессах не звучит. Наоборот. Типичный набор доводов: подозреваемые могут скрыться и оказать давление на свидетелей, поэтому должны сидеть за решеткой.

Куда могут скрыться матери с детьми, и на каких свидетелей можно оказать давление, если их у вялотекущего следствия нет, в процессе не дали ответа.

Но судья Марина Тыняная удовлетворила просьбу коллег по правоохранительному цеху. Из зала суда были удалены все слушатели и журналисты. Без огласки приняты решения о продлении сроков содержания под стражей до 11 апреля.

А какую роль в этом деле играет «человек, посадивший Кляйна» и «отжиматель заводов» Ринат Харисович Аминов, об этом мы расскажем позже. Наше независимое журналистское расследование продолжается.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах