aif.ru counter

Перегрузка грозит бедой

Почему преподаватели «тонут» в бумажной работе?

Прозвенели первые звонки на уроки первых учебных дней нового учебного года. Учителя открыли новые классные журналы и выставили первые оценки.  Вздохнули облегченно родители, устроившие малышей именно в ту школу, в которую и хотели попасть… А как все пойдет после праздника у самих учителей, завучей, директоров школ? Об этом мы беседовали с  директором школы №4 Томска Владимиром Зятниным.


Школа всегда всем должна?

– Владимир Иванович,  в течение многих последних лет приходится слышать немало упреков учителей в адрес родителей. Постоянно звучит тезис о взаимной ответственности, которой стало много меньше, чем в прошлом. Кто у кого и в чем нынче в «долгу» -  родители или школа?
– По-моему, мы уже давно привыкли к тому, что  школа всем должна и всегда изначально виновата. Многие родители заранее настраиваются по отношению к школе либо агрессивно (всегда всем недовольны, всегда чего-то требуют, всегда на кого-то и что-то жалуются). Либо пассивно (мы вас не трогаем и вы нас не трогайте). И как школе работать с такими родителями? Но вообще-то ответить, кто кому больше должен уделять внимания, это как вопрос ребёнку: «Ты кого больше любишь, папу или маму?». Воспользуюсь цитатой из одного известного  педагогического тезиса о том, что школа, родитель и сам ученик «совместным трудом образовывают человеческую личность». А в многолетнем общем  труде без конфликтов и взаимных претензий не обойтись. 
Учителям надо не только ставить диагноз степени усердия ученикам и ждать, что родители решат проблемы своих детей. Родителям надо не только «защищать» своих детей и всегда требовать от школы результативности – надо совместно намечать конкретные шаги и реализовывать их. Учителя – тоже люди со своими человеческими слабостями, порой с педагогической деформацией личности и расстроенными нервами. А родители реализуют в школе свои амбиции, зачастую неудовлетворённые, считают, что они лучше знают, как и что делать педагогам. И тогда дети становятся «заложниками» не только своего генотипа, но и того, что в них вложила жизнь – семья и школа.
– Есть ли нечто общее, чего все родители хотят от школы? 
– Что родители хотят от школы? Конечно, если мы предложим всем такие вопросы, то между «Хочу, чтобы воспитали человека-творца» или вариантом «Хочу, чтобы воспитали квалифицированного потребителя»  выбор будет очевиден, причем вроде бы искренним. На самом деле, если честно брать среднестатистического родителя (а не «общественника-политолога»), то все взрослые внутренне уверены, что жизнь ребенка – это полигон, на котором они вправе опробовать свои несостоявшиеся амбиции. 
В детстве они не учили иностранные языки, не играли в шахматы и не пели в хоре. А раз так, то все это должно делать их чадо. Маленький человечек живет по расписанию, написанному родителями. Они навязывают ему свои мечты. Они решили, что он должен стать банкиром, хотя подросток хочет открыть… студию звукозаписи. Но родители сильнее, они побеждают – ребенок зубрит математику. Но это не победа родителей, а их поражение. И если ребенок постоянно живет в аду жестких родительских и, как им кажется, благих требований, то рано или поздно он взбунтуется. А самый простой бунт – нежелание учиться, явный или скрытый в душе уход из школы. Если это произойдет, нужно радоваться, потому что страшнее уход детей из семьи или  уход из жизни. А школа – это не смертельно.
В школе ведь тепло, сухо, светло и безопасно, учителя относятся «по-человечески», а главное (и основное) – ребёнок у взрослых «на глазах». Но если с детьми начальной школы попроще, то с подростками … Вопросы родителей и ответы «отроков и отроковиц» напоминают сигналы, которыми обмениваются пилот самолета и диспетчер. «Первая четверть, полет нормальный, вторая четверть, родительское собрание, сто рублей за охрану школы, полет нормальный...». И если ребенок благополучен в школе и имеет определённую гарантию продолжения образования в вузе – родители довольны школой. А уж потом для них важно, привьют ли здесь ребенку понятия  гражданской ответственности, патриотизма и других жизненных идеалов…

Когда пропадает общение  

– Материально школы, особенно в городах, стали более состоятельны, сплошь обзаводятся  электроникой в учебном процессе. Но в любом техническом прогрессе есть своя оборотная сторона. Вы лично ее видите?    
– Ее, думаю, видят все. Например, электронный журнал нужен, чтобы родители ежедневно участвовали в образовании своего ребёнка. И если они месяцами туда не заглядывают, зачем учителя старались? Да, за последние годы (или «пятилетки») радикально улучшилась материальная база школ. Интерьеры, мебель, компьютеры, интерактивные комплексы и т.п. Но как «аукнется», как скажется усиленное влияние образовательных информационных технологий на формирование интеллекта, сознания – очень большой и неоднозначный вопрос. Психологи отмечают рост агрессии у детей и ещё «кучу» неприятных аспектов. Удобство и доступность общения – абсолютно недостаточные условия для мотивированного образования. Нередко от людей вне школы слышишь такое мнение: «Кто из детей не хочет учиться, так он и не учится, учителя озабочены получением интернет-сертификатов для «баллов» и аттестации да заполнением бесчисленных форм электронной отчетности…». Доля истины здесь есть. 
Насыщение школы электроникой и рост бюрократических требований к школе уже привели к имитации образовательного процесса. Например, учитель вместо общения с классом запускает дистанционный урок. А сам заполняет электронный журнал, вводит данные в Автоматическую информационную систему «Контингент регион», участвует в интернет-соцопросе по поводу «плавающего» Дня знаний … Удобно и для детей, и для учителей, и для администрации, но пропадает самая важная составляющая воспитания и образования в целом – общение.

«Внеучительские» заботы

– Как-то на совещании, где речь шла о перегрузке учителей и директоров школ различными отчетами, рассказали о требовании доложить в министерство о новогоднем оформлении... окон школ. Школу, учителя сильно «заедает» отчетная бюрократия?  
– Сложившаяся система оплаты труда учителя при низких ставках  требует «добычи» баллов за число олимпиадников, за «инновации» и т.п. И бьет она  очень больно. Педагог перегружен растущими ненужными бумажными обязанностями. Он сам «пишет» образовательную программу. Сам разрабатывает критерии оценивания личностных результатов и т.д. Кроме привычных учительских забот надо еще как-то поучаствовать в организации медосмотров учеников, приписке допризывников в военкомате, мероприятиях по экономии электричества, сопровождении детей на районные и городские мероприятия и.т.д.  
Конечно, мы обязательно говорили и будем говорить про свет и энергосбережение. Но на уроках физики и ОБЖ, в установленное программой время, а не когда это хочется дядям и тётям из министерства. Мы обязаны проводить уроки математики, русского языка и еще полдюжины предметов, а не сопровождать классы  на медосмотр, в военкомат или  районные, городские мероприятия. Также очень хочется заниматься воспитанием детей, а не разбираться с прививками от полиомиелита. 
Ставка учителя 18 часов в неделю (у доски). Она подразумевает работу 36 часов в неделю (подготовка, методическая работа, индивидуальная работа и т.п.). Если работать на 1,5 ставки, то в неделю получается 54 часа. Дополнительно, за отдельную плату, проверка тетрадей, классное руководство, заведование кабинетом и т.п – ещё часов 10–20. Вот и получается, что надо работать по 12 часов в день. Или халтурить!
Такой ежедневный, в том числе в будни и выходные, труд не позволяет педагогу восполнять свои знания и, что также крайне важно, чувства. Прибавьте десятки, а то и сотни справок и отчетов в год педагогов и администрации школ «наверх». Это бумаготворчество отделяет учителей от учащихся, от родителей.

Досье

Владимир Зятнин. 
Родился в 1959 году. После окончания школы закончил Московский физико-технический, институт, Кемеровский университет,  аспирантуру Томского государственного университета. Прошел переподготовку по программе «Управление образованием». Владимир Иванович Почетный работник общего образования, член Совета директоров школ Томска. Директором школы №4  работает 20 лет, одновременно преподавая математику в старших классах. Он автор десятков  статей о проблемах школьного образования. 

Топ 5 читаемых