aif.ru counter

Как найти своего учителя

Готова ли школа социализировать детей в общество?

Впервые за многие годы статистики снова заговорили о грядущей «демографической яме», отмечая отрицательный баланс рожденных и умерших. Но пока ситуация иная. 


Очереди для записи детей в первые классы выстраиваются уже с февраля. Готова ли школа принять всех, дать ученикам не только знания в рамках принятых стандартов, но и, как сейчас говорят, социализировать в обществе. Об этом мы беседовали с директором томского лицея № 1 имени А.С. Пушкина  Надеждой Селивановой.  

Реальность «ломает» нормы

– Я такой «ямы» не вижу, – удивилась Надежда Анатольевна. – Наоборот, каждую весну и лето замечаю все больше беременных женщин, которые катят коляску с младенцем, да еще одного малыша ведут за руку. Субъективное ощущение  – с каждым годом идет активный рост детей дошкольного и школьного возраста с тех пор, как в Томске не стало проблемы устройства в детские сады. А вот школ очень не хватает, выстроенная нынче очень большая школа на 1200 мест в новом микрорайоне проблемы не решила. В наш лицей при плане набора ста пятидесяти первоклассников пришлось взять 175. Естественно, проблема и с внеурочной деятельностью, требуемой новыми образовательными стандартами  с первого по седьмой классы, тем более что для этого нужны  не просто свободные комнаты, а  одни – оснащенные техническим, научным оборудованием и другие – пригодные для занятий танцами, вокалом, рисованием. Пока несколько выручала возможность использования учреждений дополнительного образования, но вообще это проблема, которая требует отдельного конкретного решения.
– Какие дети сегодня приходят в первый класс, насколько они готовы к школе, сильно ли различен социальный статус их семей? Правильно ли, что в некоторых семьях заранее учат детей читать, писать и даже компьютерным навыкам?     
– Можно сказать, что наш лицей находится в среднестатистической среде. Рядом вузовский микрорайон, оттуда много ребят. Также близко семейные общежития бывшего инструментального завода и частный сектор. Так что материальное положение разное. До трехсот детей в дни учебы получают в нашей столовой бесплатные обеды. Принимаем мы и детей с ограниченными возможностями здоровья, детей-инвалидов. В целом могу сказать, что в последние годы дети приходят хорошие…    
– Что вы вкладываете в это слово?
– Они приходят открытые знаниям, учителю, незакомплексованные, и нам с ними приятно работать. Что касается уровня готовности, а также  психофизиологической способности учиться, то у родителей есть ошибочное представление, что надо до школы научить ребенка читать, писать и даже первым компьютерным навыкам. Это неправильно. Даже лучше, когда ребенок не умеет всего этого, но он внутренне, в соответствии с возрастной нормой, готов учиться и делает это с желанием – пишет крючочки, палочки, читает по слогам. А тем, кто уже умеет читать, писать, на уроке может быть неинтересно, у них не вырабатывается привычка с первых школьных дней трудиться, держать внимание на объяснении учителя, переключаться с одного вида деятельности на другой, общаться с другими детьми. Они, по выражению психологов, труднее социализируются, и учителю сложнее с ними работать. Вообще, у педагогов сегодня проблема не с детьми, а проблема с тревожностью родителей первоклассников, которые мечутся в поисках самой лучшей школы, самого лучшего учителя, считая, что именно здесь он станет звездой. Вот этот завышенный уровень ожидания звездности порой оборачивается «подножкой» ребенку.                  

За компанию с друзьями

–  Иногда слышишь и читаешь мнения, что сегодня вообще необязательно ходить в школу. Элитное образование можно получать  дома, онлайн, есть репетиторы, готовые вести ребенка хоть с первого по выпускной класс… 
– Да, этот философский вопрос сегодня многими обсуждается, в том числе нашим профессиональным сообществом. Тем более что государство ставит задачу разработать в онлайн программах все школьные и вузовские курсы. И практически любые знания уже сегодня можно приобретать дистанционно, не ходя в школу за знаниями. Вот только бесценный опыт общения в коллективе со сверстниками, с учителями дома не получишь и это может в дальнейшем больно отозваться на характере, судьбе… Уже в январе нового года, присмотрев для сына или дочери школу, гимназию, лицей, многие родители первым делом интересуются у директоров, какой процент выпускников поступает в вузы, сколько у вас медалистов, какой средний бал по ЕГЭ… И, выбрав, приведя ребенка в первый класс, считают свою задачу выполненной, зачастую не сотрудничают со школой, не общаются с педагогами. По сути, упускают возможность лучше узнать и понять сына или дочь. 
 В нашем лицее  уже двадцать лет ведутся исследования мотивации выбора учениками профилей обучения в старших классах. И видим, что некоторые ученики, несмотря на очевидные склонности и успехи в ряде предметов, выбирают профиль просто за компанию с друзьями, или потому что классным руководителем там будет любимый учитель. И даже будущее испытание ЕГЭ в этом случае их не сильно волнует. То есть еще раз скажу, что дети ходят в школу из-за желания узнать новое, внутренне чувствуя необходимость в учителе. Всё-таки ребёнку нужен Учитель, образ которого он пронесёт с собой через всю жизнь. При дистанционном образовании или при получении образования в семье это, конечно, невозможно. 
Что касается элитного образования, то убеждена, что сегодня высокий уровень знаний, большой набор компетенций может дать обычная школа, при одной оговорке – если есть желание, внутренняя готовность ученика их взять. И бесспорно, что этот шанс необходимо всем детям дать. С этой точки зрения  в Томске есть все условия. В большинстве школ, лицеев, гимназий реализуются различные программы и технологии, профильное  обучение. Многие программы выстроены на основе сотрудничества с вузами. В их лабораториях и на лекциях уже сегодня можно встретить немало старшеклассников.    

Олимпиад стало много?

–  Министр образования недавно сообщила о намерении внести изменения в практику и количество олимпиад, связав это с большим количеством учеников-победителей олимпиад, чьи победы приравниваются к 100 баллам по ЕГЭ. Что бы это могло значить?     
–  Здесь есть проблемы. Как известно, победители всероссийских олимпиад, включенных в специальный перечень Министерством образования и науки, имеют преимущественное право поступления в вузы. Кроме того, в первую очередь вузы принимают детей с максимальным количеством баллов ЕГЭ по профильным предметам. На наиболее востребованные факультеты для бюджетного обучения остаются свободными два-три места, остальные занимают победители олимпиад, поступающие по целевому набору, льготные категории (дети-инвалиды, дети-сироты). Проходной балл на такие факультеты достигает 293–297 баллов по трем экзаменам. Общаясь с другими директорами, я знаю, что в ряд московских вузов вообще нет обычного конкурса для всех, он идет только среди победителей олимпиад. Их количество уже сейчас уменьшено, министерство, видимо, намерено предпринять какие
-то шаги, чтобы в вузы попадали не только сегодняшние «звезды», но и те ребята, талант которых может раскрыться в дальнейшем.

Досье

Надежда Селиванова.
Родилась в Кургане. После окончания школы приехала в Томск, училась на филологическом факультете Томского государственного университета, а затем окончила  Томский педагогический  университет по специальности «Менеджмент в образовании». Ее  педагогический стаж 26 лет, в должности директора лицея работает с 2001 года. Надежда Анатольевна – Почетный работник общего образования, председатель Совета руководителей общеобразовательных учреждений Томска. В прошлом году Надежда Селиванова вошла в десятку призеров на Всероссийском конкурсе «Директор школы-2016», где на  победу претендовали 346 педагогов со всех концов России.

Топ 5 читаемых