aif.ru counter

Кто отступился от ЕГЭ?

Зачем продолжать борьбу с ЕГЭ

25 мая – последний звонок в школах. А потом – экзамены. Удивительно, но в этом году нет обычного прежде напряжения выпускников и их родителей накануне сдачи   ЕГЭ.  Никто не стремился создавать новые или пугать детей действующими системами контроля за шпаргалками, микрофонами в девичьих косах, спрятанными в укромных местах сотовыми телефонами. Более того, нет обычных прежде заявлений политиков, депутатов о ЕГЭ как «зловредной Бабе Яге» в нашей системе среднего образования. Интересно, чем это объяснить? ЕГЭ теперь всех устраивает или просто все свыклись?
М. Старкова, Томск


Ответить на этот вопрос мы попросили директора Русской классической гимназии № 2 Томска Светлану Ярославцеву.  

От чего зависит  репутация?

- У вас, Светлана Алексеевна, тоже есть ощущение, что все страсти перекипели, все возмущения перегорели?
- Я  c 2001 года работаю в условиях Единого государственного экзамена, который в Томской области был введен в числе немногих  регионов еще на стадии эксперимента. И никогда искренне не  принимала этих утверждений, что «ЕГЭ убьет наше образование». Какая-то кухонная фраза... Все же понимали, что необходима внешняя оценка знаний и просто нужно было приспособиться к новому формату проверки. И она приобрела публичный характер. Да, сейчас дети получают образование не только с учительским словом, но и с набором гаджетов, электронных досок, компьютеров, но по большому счету это все те же знания, которые ученик приобретает большей частью в школе шаг за шагом. Те, кто до сих пор воюют с ЕГЭ, не знают, что это больше не «угадайка».    
Сегодня уже достаточно отработана технологическая схема экзамена, изменились, стали понятны и привычны формулировки вопросов, откорректированы и совершенствуются контрольно-измерительные материалы по всем предметам. Изменены тестовые части экзаменов, в них нет прежнего угадывания верных ответов  «методом тыка» - надо знать материал. Большинство заданий требуется выполнить либо в форме развернутого  ответа на тесты, либо – решения задач. 
Если выпускник не сдал экзамен по какой-то объективной причине  – заболел, то теперь это не проблема. Вызвали медработника прямо на экзамен, дали ученику справку о состоянии здоровья, с которой он может пересдать экзамен в резервный день. А что касается  строгих методов контроля на экзамене, то считаю, они тоже сослужили хорошую службу. Показали молодым людям и всему обществу в целом, что выпускники  – уже граждане страны, которые обязаны соблюдать закон и отвечать по закону, если будут ловчить, пытаться обмануть.            
– И все же, немало педагогов и до сих пор относятся к этой форме проверки знаний, мягко говоря, ревниво, недоверчиво…
– Было и такое. Это объяснимо: внешняя проверка учеников - это не только проверка знаний, но и серьёзное испытание репутации педагогов. К этому надо относиться ответственно и профессионально. Не бывает такого, что учитель отлично работал с учениками несколько лет, а они все вдруг «завалили» экзамен. Может быть расхождение от ожидаемых баллов на один-два, потому что дети понервничали, но резкого провала не будет. Я давно работаю и вижу:  как бы ни менялось время, общественный строй, условия жизни - у хорошего учителя результаты не падают в сравнении с тем, что было до ЕГЭ.  И в очередной раз мне хочется восхититься нашим учительством: словесники и математики ежегодно вместе с выпускниками проходят эту итоговую аттестацию. И я бы ещё поспорила, кто больше переживает за итог! 

Нужно ли беречь связь времен?

– Насколько  оправданно в рамках школьной программы  давать  классическое образование с повышенными требованиями  к уровню знаний? 
–  Оправданно. Создавая на волне перестройки новое образовательное учреждение – Русскую классическую гимназию,  мы ставили цель  – давать такое же фундаментальное классическое гуманитарное образование, как в прошлом, когда выпускник гимназии получал такой уровень знаний, который  мог быть сравним с некоторыми современными вузами.  И для этого ввели в учебный план нестандартные для средних школ предметы: риторику, мировую художественную культуру, журналистику, ряд лет даже была латынь. Большинство тех предметов сохранены и в наши дни. Но, естественно, есть и все другие, а также традиционное углубленное изучение литературы и русского языка. 
Я очень рада, что в школу вернули  сочинение как выпускной экзамен, потому что  именно так дети смогут выразить то, что изучали несколько лет на уроках литературы, и  высказать свою точку зрения на прочитанное.  
Кстати, я не считаю, что нынешние молодые люди мало читают, что не приемлют «трудную» русскую классику – Толстого, Достоевского, Чехова… Во все времена в одном классе сидели те, кто читал, и те, кто до конца жизни не прочёл «Войну и мир». Осмелюсь предположить, что первый круг чтения ребёнка определяет семья. Мне кажется, что прав был первый нарком просвещения Луначарский. Он, возможно, открыл лучший рецепт против любого вида неграмотности. На одном собрании Анатолия Васильевича спросили: «Товарищ Луначарский, вот вы такой умный. Это ж сколько институтов надо закончить, чтобы таким стать?»
«Всего три, – ответил он. – Один должен закончить ваш дед, второй – ваш отец, а третий – вы».
Ну а интерес к литературной классике тоже не может быть неизменным. Возможно, рано или поздно мы придем к тому времени, когда будут другие классики, и неизвестно, кто из них станет самым читаемым через полвека. А сегодня старшеклассники даже больше читают, чем их сверстники десятилетие
-другое назад. Меня поразила девятиклассница, которая рассказала, как, читая «Сто лет одиночества» Маркеса, завела тетрадку, куда записывала имена героев, чтобы не запутаться. Другой парень из этого же класса на всех переменах читает книги. Показал обложку – фэнтези. Но когда в конце учебного года попросила поднять по-честному руки тех, кто так и не прочитал «Мёртвые души», подняли пятеро из двадцать пяти. Плохой я учитель, видимо… Правда, в основном  читают в интернете, тут уж ничего не поделаешь, зато они владеют гораздо большим объемом информации, сравнимой разве что с той, которую получали студенты университетов десять лет назад. 

Какие выводы сделаны?

– Недавно ваша гимназия стала  известна в интернете, увы, не лучшим образом, когда учитель в пылу спора о московских протестных акциях накричал на учеников, обозвал их. Как разрешился конфликт?  
– Выпускник разместил в интернете видео с урока. И сразу -врыв возмущений и обсуждений! Это как в замочную скважину подглядели. Сейчас ситуация внешне спокойна: ученик, выложивший видео, заканчивает гимназию и готовится сдавать ЕГЭ. Учитель получил дисциплинарное взыскание за срыв урока и нарушение педагогической этики. Но остался болезненный осадок, который лично мне не даёт спать спокойно.  В коллективе ситуацию глубоко прочувствовали, всесторонне обсудили. Равнодушных не было, ведь жизнь и репутация гимназии - это часть нашей личной судьбы. Большинство учеников и родителей все же заступились за преподавателя - его уроки интересные.  Для  учителя это тоже был момент истины, вероятно, он впервые понял, как смотрится со стороны. К  сожалению, педагогическое профессиональное «выгорание» не надуманный термин. И не оправдывая  истерику педагога, все же замечу, что ученик явно  вызывал человека на скандал, съемка на видео велась скрытно. 

Кто хочет помочь школе?

–  Что думаете про претензии вузов – мол, выпускники пошли слабые. И что они, вузы, делают, чтобы помочь школе? 
– Во все времена выпускники разные. Когда у меня спрашивают, какой у вас в гимназии процент поступления в вузы, я искренне недоумеваю. Конечно, сто процентов! Из тех, кто поступал! А вот на бюджет или на платное место – это уже проблема амбиций выпускников и их родителей. Некоторым проще заплатить за обучение - не все в этом признаются. За наших бюджетников я спокойна и гордо смотрю в глаза вузовским преподавателям. В прошлом году у нас было три стобалльника и двадцать два медалиста!
Кстати, в этом  году некоторые вузы предложили довузовское сотрудничество старшеклассникам. Наша гимназия, например, является базовой площадкой для классического университета. У нас многолетний договор по довузовской подготовке также  с медуниверитетом. Мне неловко, когда в вузах высокомерно  отзываются о школах. Есть такая особенность у институтских преподавателей: «Забудьте всё, чему вас учили в школе!» Не все выпускники объективно оценивают свои возможности, но в вуз стремятся все! В стране высок престиж высшего образования, но. Но и среднее не каждый сможет одолеть. Природа, генетика, среда… Но виновата во всём и у всех школа. Да и ладно. Мы привыкли. Завтра на работу. И вечный бой…

Топ 5 читаемых