Срочная новость Обязательная вакцинация и QR-коды в Томской области Срочная новость

Катастрофа возвращается?

Удастся ли региону одолеть гусеничную пандемию?

Время бежит так быстро, что те проблемы, которые, казалось, удалось надолго отложить, являются тут как тут. Когда  по осени начались заморозки и выпал первый снег, в области с облегчением вздохнули, что уж за зиму зловредный сибирский шелкопряд, который непомерно расплодился и стал просто пожирать ценные хвойные деревья, уйдет в спячку, а там и сгинет от холода.


Но ничего подобного. Когда в январе специалисты обследовали «лежбища»  этих насекомых, то выяснили, что они прекрасно зимуют, и хоть впали в зимний анабиоз, но вполне жизнеспособны. Причиной тому глубокий снег, который, выпав в изобилии, стал для них спасительным «одеялом».
И вот теперь  ученые и специалисты,  представители власти и общественности заговорили уже о пандемии. Потому что проблема приобрела не только локальный, томский, характер.  

Каков  возможный масштаб  беды?

В Томской области – это  17 очагов распространения вредителя на площади полмиллиона гектаров. Большие участки могут быть поражены  в Красноярском крае, Иркутской и Кемеровской областях, вспышки выявлены в Бурятии, Хакасии и на Алтае. По прогнозам специалистов ФБУ «Рослесозащита», если меры не будут приняты, площадь очагов может превысить 4 млн га, что приведет к гибели на пораженных участках 75–100 % кедра и других хвойных пород.
– Потенциально – это  только прямой экономический ущерб, который  составляет около 8 миллиардов рублей, – считает сенатор от Томской области Владимир Кравченко. – Косвенный заключается в том, что сухостой является причиной пожаров, уничтожающих огромные массивы леса и дикоросы, на реализации которых традиционно зарабатывают местные жители. С подобной ситуацией Томская область сталкивалась в 1954–1957 годах. Тогда в результате массового размножения шелкопряда погибло более 300 тысяч гектаров, и последствия этой биокатастрофы сказывались десятилетиями.
Осложняет ситуацию и то, что эффективно бороться с шелкопрядом можно в короткий период времени – когда они только пробуждаются. А это апрель-май. Если не успеть, жучки начнут плодиться с неуправляемой быстротой. И тогда – катастрофа? 

Как её можно предупредить? 

«Проблему нужно решать в комплексе, одновременно на всех территориях, подвергшихся нашествию шелкопряда», – подчеркивает Владимир Кравченко. Губернатор области Сергей Жвачкин также признает: «Мы скоро начнем работы по борьбе с шелкопрядом. Но отдельно в Томской области мы от него не избавимся и, вероятно, придется вводить режим ЧС в целом по округу».
А это значит, что только своими силами эту беду не одолеть. И главное – где взять деньги?

Нужна помощь

Томская область уже предусмотрела в бюджете 50 млн рублей. Эти деньги будут направлены на обработку насаждений вокруг населенных пунктов и особо ценных лесов. Для полноценной борьбы с вредителем нужно как минимум – 250–450 млн рублей – в зависимости от того, какой препарат будет применен. Без федерального финансирования не обойтись. 
Готова ли к нам прийти на помощь «тяжелая артиллерия»? Пока  особо никто не спешит. Хотя, по заявлению областной администрации  губернатор еще в конце прошлого года в письме на имя председателя правительства Дмитрия Медведева просил  дать поручения, направленные на решение проблемы. С просьбой «взять ситуацию на контроль и оказать помощь» в Совет Федерации обратился  сенатор Владимир Кравченко.  Наконец, во время  недавнего скоротечного десантирования в Томск  главы МЧС Владимира Пучкова,  делавшего предупредительный облет регионов перед паводком,  губернатор также обратил внимание и на эту проблему. Пока «выхлоп» от этих обращений невелик – все в курсе, а денег нет.
Между тем, если с финансированием не появится определенность в ближайшее время, начать борьбу в положенные сроки вряд ли удастся. Если к тому же учесть, что именно на это  время – март, апрель – приходится большое половодье. И у государевых людей по этому поводу голова болит куда больше, чем борьба с какими-то жучками. А выход? Бить во все колокола, а не только констатировать «уровень ущерба». 

Анна Крылова


Топ 5 читаемых