aif.ru counter

Спорная категория

Дети войны требуют признания. Отгремели праздничные мероприятия по случаю Дня Победы. Власти всех уровней отрапортовали о том, сколько сделано для защитников Отечества. Учтены, кажется, все категории граждан, которые имели отношение к Великой Отечественной войне и которым государство оказывает поддержку и внимание. Но выясняется, что это не так.


В год 75-летия со дня начала войны о своих правах заявляют дети войны. Недавно на митинге в Томске они требовали такого признания. Насколько это оправдано? Об этом мы беседуем с членом Томского городского совета ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов, ветераном томского поискового движения Натальей Мороковой.

Есть ли проблема?

– Наталья Бариевна, насколько проблема реальна и нужно ли официально признавать наличие такой категории как «дети войны»? 
– Начну с примера. Женщина из Асиновского района, которая во время войны потеряла родителей, оказалась в ситуации, когда нужно ремонтировать дом. Но у нее элементарно нет на это средств. Она обратилась в администрацию, а там говорят, что нет оснований ей помочь. А было бы понятие «дети войны», тогда бы и администрация на законных основаниях могла выделить деньги на ремонт дома.
Сейчас ветераны войны учтены, труженики тыла учтены, узники концлагерей и партизаны тоже. А эта группа людей не учтена и не закреплена никак.
– «Дети войны» – это расплывчатое понятие. 
– Да, прежде всего, должно быть четкое юридическое определение. Пока его нет. Сегодня под детьми войны подразумевают тех, кто родился с 1928 года по конец 1945 года. Мне лично непонятно, почему взят именно такой отрезок. К войне они имеют отношение лишь в случае, если у них кто-то из родителей воевал. А сколько таких примеров, когда либо по формальным, либо по возрастным критериям человек не вписывается в эти «рамки».
Например, обращается к нам женщина и говорит, что помнит, как ей было четыре года, когда отец ушел на фронт. Никаких пособий, пенсий семья не получала, и о судьбе отца не знает. Мы разыскали его фамилию в «Книге памяти», и выяснили, что он получил 10 лет лишения свободы и пять лет без права переписки. Было это в 1943 году. Впоследствии его реабилитировали. История этой женщины закончилась удачно. На основании справки о реабилитации отца ее включили в список на льготы для семей реабилитированных. А сколько людей таким правом не воспользовались.
Другой пример. Есть у нас томич Владимир Александрович Грязев, который в 1949 году получил звание Героя Социалистического труда. Было ему тогда 18 лет. Он жил в селе, работал, пахал и сеял, и его детство пришлось как раз на годы войны. И он тоже подпадает под понятие, о котором мы говорим. Именно благодаря таким как он страна и выстояла. 
А сколько таких историй, когда отцы просто «терялись». Обращается к нам человек с последним письмом от деда: «В декабре 1944-го возвращаюсь домой». Но он так и не вернулся. Оказалось, что женился и уехал в Казахстан. Был случай, когда я впервые встретила понятие «внебрачные отцы». Люди имели свои семьи, но родили ребенка на стороне. И пишут: «В случае чего запиши на мое имя». Дети в итоге даже не знают, как зовут отца. 
Я занимаюсь этим вопросом более 50 лет, и, на мой взгляд, следует признавать детьми вой-
ны только тех, кто потерял на войне родителей. 

Чего они хотят?

– Аргументы тех, кто против признания категории «Дети войны», такие: это пожилые люди, которые уже вписаны в какую-то категорию. 
– Все, да не все, хотя надо признать, что многие действительно привязаны к какой-то льготе. Но если люди поднимают эту проблему, значит, она есть. Конечно в идеале сначала должно быть закреплено понятие «дети войны», затем принят закон, потом программа. Но если программа – значит, финансирование. На это, скорее всего, средств нет. Однако материальная сторона может быть решена за счет «привязки» «детей» к уже существующим категориям и поддержки региональных бюджетов. Например, в Новосибирске доплачивают детям войны, но только тем, чьи отцы ушли на фронт и не вернулись.
Однако настаивая на статусе «дети войны», люди хотят не только материальной поддержки, но и морального признания. Вот этот человек, будучи ребенком, вынес все тяготы войны, не потерялся, встал на ноги, оказался достойным гражданином и заслуживает уважения в обществе и признания его на государственном уровне. Именно об этом шла речь на «круглом столе» в Облсовпрофе, где собирались непризнанные дети войны. 
– Есть ли организации, которые отстаивают интересы этих людей?
– Да, есть. Хорошая организация «Мы - дети-сироты второй мировой», которую возглавляет Былина Нина Константиновна. Они и оказывают помощь, и собираются вместе, и проводят встречи, праздники, ходят на концерты. Есть еще общество сирот детдомовцев второй мировой. 
конфликты продолжаются
– Учитываются ли как-то военные конфликты, не связанные напрямую со Второй мировой? 
– Конечно, имеем в виду и Халхин-Гол, и сражение на озере Хасан, и другие. А что касается именно современных вооруженных конфликтов, то тут нет такой необходимости в признании детей войны. Они и так признаны потерпевшими от последствий боевых действий, если отцы погибли. И они по линии МВД получают компенсации.

Топ 5 читаемых