aif.ru counter

Кризис внутри и снаружи

Как противостоять агрессии в сложные времена. Время такое, что телевизор хоть не включай – подросток расстрелял родителей, не справившийся с долгами предприниматель убил беременную жену, детей, потом – себя, врач-хирург забил больного насмерть.

Как противостоять агрессии в сложные времена. Время такое, что телевизор хоть не включай – подросток расстрелял родителей, не справившийся с долгами предприниматель убил беременную жену, детей, потом – себя, врач-хирург забил больного насмерть. 


Да и в Томске все больше шокирующих сообщений – девушка выпала из окна, молодой человек покончил с собой, осужденный за незначительные имущественные преступления повесился в камере.
Агрессия просто витает в воздухе. Одни вымещают ее на семье, другие, не выдерживая давления, сводят счеты с жизнью.
Как сказывается экономическая нестабильность на самочувствии людей? И как сохранить душевное равновесие в трудные времена? Об этом мы беседуем с врачом-психотерапевтом Томского центра лечебно-психологической помощи Юрием Петруневым.

Защитная реакция

– Юрий Григорьевич, откуда берет свои истоки агрессия? Влияет ли на ее рост экономическая ситуация? Может, мы сами себе все усложняем? К примеру, урезали зарплату, ну и что?..
– Любое посягательство на личное пространство вызывает агрессию. А кризис неизбежно вторгается в это пространство. К примеру, когда человеку урезают зарплату, то нарушают его планы. Он на что-то рассчитывал, планировал, а его лишили этой возможности. Что это значит? Это значит, что его лишили самого главного – свободы действий! А для человека нет ничего важнее, чем свобода в чем бы то ни было – в передвижении, оказании кому-то помощи и даже в возможности сказать «да» или «нет». Если этого нет, то человек болеет. 
То же и с финансовой несвободой. Ее урезание неминуемо порождает агрессию. Это своего рода защитный механизм, инстинкт самосохранения. Тем более что мы живем во времена двойных стандартов. С одной стороны, нас убеждают, что все стабильно, ситуация под контролем, но каждый понимает, что сегодня уже не так, как вчера. Кто останется невозмутимым, если сегодня не сможет себе позволить того, что мог вчера? 
– А в чем проявляется агрессия?
– Агрессия агрессии – рознь. Есть разные типы агрессии. Прямая – это война, косвенная – какие-то «наезды», приколы. Есть аутоагрессия, направленная на себя. Прямая аутоагрессия – это депрессии, пьянство, как крайняя степень – суицид. Дикая история на Белгородчине, где врач убил пациента, – это тоже последствие кризиса. Он в три раза переработал норму труда, перегорел и на очередном пациенте, который его задел, и взорвался, выплеснул все, что накипело. 
– Что показывает ваш опыт? Пациентов стало больше? С чем чаще всего приходят люди?
– Нельзя сказать, что стало больше обращений, но стало больше пациентов с расстройством адаптации. Это люди и с семейным, и с финансовым, и с социальным неблагополучием. Часто врачу приходится иметь дело не только с медицинским аспектом состояния пациента. Люди жалуются на то, что нет денег, не на что жить. Они зацикливаются на этом, повторяют одно и то же, постоянно возвращаясь к тому, что их волнует. 
Причем это касается не только тех, кому поставлен диагноз «шизофрения», хотя сейчас идет пик, обостряются латентные формы. И они протекают в виде брюзжания, недовольства, подозрительности. В целом градус такого асоциального поведения нарастает. 
Заметно расширился список непсихотических психических расстройств. Стали чаще встречаться неврозы, психопатоподобное поведение – расстройства личности, суициды, игромании, расстройства адаптации. Кстати, лет шесть назад у нас было открыто целое отделение, где наблюдаются люди с расстройством адаптации. Тенденция появилась не вчера. Эта агрессия нарастает все последние годы, как назревал и кризис. Мы неплохо вроде бы жили, но народ понимал, что лафа скоро закончится. И уже готовность была. 

Закалённый дух

– Если сравнивать кризис нынешний с другими сложными периодами – девяностыми, например, или 2008 годом, есть ли какие-то отличительные особенности сейчас? 
– Могу поделиться только своими ощущениями. Сейчас на удивление общество стало патриотичным. И все терпят. Каждый понимает ситуацию так, что нужно подужаться. Например, в открытую говорится, что оборону страны нужно укреплять, на это нужны деньги, и это делается ради общего блага. И люди верят, люди готовы потерпеть во имя того – чтобы потом стало лучше. 
Впрочем, в России никогда не было стабильных времен. И на нас это отразилось. Мы сильнее духом, психически устойчивее западных людей. Мы можем приспособиться к любым обстоятельствам.
– Кто больше подвержен нервным срывам в современных реалиях?
– Сейчас идет фрустрация. Не сбываются надежды. Все это копится, и прорываются наружу страх и тревога. Особенно это проявилось у слабых личностей, плохо адаптированных людей. Есть категории, у которых чаще других происходят такие срывы, которые больше подвержены агрессии. Это педагоги, люди, у которых работа с высокими морально-нравственными требованиями, а при этом обстоятельства такие же, как и у всех. 
Сюда же можно отнести и врачей, у которых происходит выгорание. Бизнесмены тоже очень подвержены таким потрясениям. И состоятельность не может выступать здесь гарантией душевного спокойствия. Люди наивно полагают, что если они будут много иметь, то будут в безопасности, застрахованы от одиночества, каких-то потрясений. Но, напротив, все материальные ценности – это лишь еще больше волнений и затрат на поддержание благополучия. Получается заколдованный круг – чем больше имеешь, тем больше невроз. Почему крупные успешные бизнесмены зачастую одни? Потому что они уже разучиваются чувствовать жизнь, чувствуют лишь вещи. 
А в ситуации нестабильности страдают как сами предприниматели, так и их жены, дети, окружение. 

Здоровый эгоизм

– Чаще всего страдает семья?
– На своих близких проще всего выместить недовольство. Семья – это родные люди, от которых не будет ответной агрессии. Поэтому, если мы умеем позитивно общаться в семье, то внешние процессы, в том числе и кризис, протекают для нас проще. И в семье чаще всего включается агрессия-манипуляция. Нас любят, нас простят. А в обществе мы должны соблюдать нравственность, культуру, те ограничения в общении, которых нет в семье. 
Если обращаться к таким историям, которые сейчас появляются в новостях, когда предприниматель пришел домой, расстрелял всю семью и покончил с собой, там все объясняется элементарно. Слабая личность. Этот человек пережил психический надлом, не справился с теми запросами, которые сам же себе предъявлял. Внешнее событие спровоцировало состояние аффекта. Поэтому нужно вовремя обращаться к психиатру. 
– Как оградить себя от негативного влияния кризиса и сохранить моральную устойчивость?
– Нужно следовать западному примеру и иметь своего психотерапевта, психолога, чтобы вовремя обсуждать волнующие проблемы, а не копить в себе. Хотя у нас далеко не все могут позволить себе персональных врачей. На такой случай у нас в больнице есть бесплатный дневной стационар. Даже через считанные недели люди меняются до неузнаваемости. Многие снимают внутреннюю агрессию через спорт, но сегодня это тоже удовольствие не из дешевых. Кто-то находит спасение в беспорядочных половых связях, в шопоголизме, но это быстро обесценивается. 
Главное удержать себя в позитивном русле. Потому что, оказавшись в трудной ситуации, люди бегут от себя – в наркоманию, игроманию, секты. Сейчас это практически норма. Для общества это уже не является нонсенсом. Чаще всего люди, которые идут этим путем, психологически слабы. У них уже есть изначально скрытое психическое заболевание. 
Всем дается шанс жить так, как человек хочет. Но некоторые идут по упрощенному пути. Главное – осознать свою ответственность за себя. Найти силы пережить трудные времена, выстоять на плаву сегодня. А завтра будет лучше.

Топ 5 читаемых