Примерное время чтения: 6 минут
326

Томские ветераны ВОВ рассказали истории про фронт

Алена Мищенко / АиФ
Томск, 8 мая - Аиф-Томск.

Томские ветераны Великой Отечественной войны поделились историями, связанными с фронтом, их записал  координатор проекта Народного фронта «Живая память Победы» Александр Паныч.

Фото: Совет ветеранов Томской области

Василий Филиппович Казак родился  23 мая 1923 года. В 1941 году томич был студентом дорожно-механического техникума. Узнав о начале войны, 17-18-летние мальчишки «сформировали» экипажи танков, распределили, кто кем будет, и отправились в военкомат с просьбой отправить на фронт. Но им отказали. Тогда томичи бросили учебу, и в марте 1942 года в составе 284 -й стрелковой дивизии, сформированной в Томске, красноармеец Василий Казак отправился на фронт. Сибиряки попали на Брянский фронт, район Курска-Воронежа-Липецка, в распоряжение армии №40. Армейскому начальству новобранцы не понравились, поэтому их отправили в резерв. Три месяца ночами шли вдоль фронта, а днём копали окопы. 1 июля 1942 года под станцией Касторной, когда немцы прорвали оборону 40-й армии. Бойцы должны были задержать немцев. Бой шел на протяжении пяти дней и ночей, немецкие танки шли лавиной.

«Мы подпускали их на 20-30 метров и забрасывали гранатами... Потом гранаты кончились, и танки нас "утюжили", проходя через наши окопы», — рассказывает фронтовик.

Немцы смогли прорвать оборону и окружили войска. Из окружения бойцам дивизии удалось выйти самостоятельно, это был один из немногих случаев во время войны, да и вряд ли кто мог помочь: вовсю шли ожесточённые бои на подступах к Сталинграду.

Во время выхода из окружении томича контузило, он полностью потерял память, вообще ничего не помнил о себе, помогли ему боевые товарищи. Поправить здоровье помогло и то, что дивизию отправили на доформирование в город Красноуфимск Свердловской области, где бойцы могли поспать в тишине, обратиться в госпиталь.

Фото: ЖИВАЯ ПАМЯТЬ ПОБЕДЫ

Николай Степанович Лененко родился 24 ноября 1925 года в деревне Владимировка Ташинского района Оренбургской области. Он был одним из шести детей в семье, до войны успел окончить 9 классов школы. 3 января 1942 года Николая, едва ему исполнилось 16 лет, призвали в армию. Его зачислили в школу стрелков-снайперов. Это была ширма, за которой скрывалась усиленная подготовка войскового разведчика. За три месяца Николая и его земляков научили прыгать с парашютом, ловко орудовать оружием, особенно холодным, а еще языкам, топографии и психологии.

«Нас готовили к аналитической работе, в том числе и за границей. Мы должны были оперативно определять, на что способны немцы, какой материальной базой располагают, как врасплох захватить штаб противника», – вспоминает солдат.

Сразу после учебы юных разведчиков по просьбе Иосипа Броз Тито забросили к югославским партизанам. Тогда на Балканах только зарождалось освободительное движение, и ему требовалась поддержка извне.

Отряд советских разведчиков из восьми человек еще не успел приземлиться, а домашние уже оплакивали своих бойцов, получив на них похоронки. Такое случалось в военные годы. Но группа под командованием Николая Лененко была настроена решительно и погибать не собиралась. Она с честью выполнила боевое задание, потеряв раненым одного человека при  неудачном приземлении с парашюта. Его оставили долечиваться у югославских партизан.

«Мы появились необстрелянные, но битые. Прилетели в ноябре, а в декабре навели немцам такого шороха! Дело в том, что нам предстояло захватить штаб противника накануне Нового года. Стояла чудесная погода, немцы были все разморенные, играли на губных гармошках. Они не ожидали подобной дерзости, поэтому захват произошел моментально и тихо. Молодые разведчики разыграли свои роли как по нотам. Немцы опомнились лишь тогда, когда группа уже отходила», — поделился фронтовик.

Домой он возвращался через Италию, где впервые увидел море, оттуда  благодаря помощи итальянских партизан мы улетели на один из аэродромов Украины. После приземления разведчики получили заслуженные награды, а Николая Лененко назначили командиром взвода управления в 131-м артполку.

Фото: Жизнь Томска

Владимир Федорович Харченко родился 19 января 1926 года в деревне Старая Шегарка (ранее - с. Богородское) Сибирского края в семье ветеринарного фельдшера. Вскоре после начала войны начал работать токарем на Томском электромеханическом заводе и одновременно учиться в техникуме. Семнадцатилетним пареньком осенью 1943 года его призвали в ряды Советской армии и направили в Асиновскую школу снайперов, но он стал разведчиком.

«Вспоминается прибытие на фронт, - рассказывает ветеран. - Сопровождающий нас офицер сказал: «Вот здесь и будете располагаться, на полянах среди соснового леса». На робкий вопрос одного солдата: «А где мы будем ночевать?» раздался дружный хохот».

Бойцам пришлось надолго попрощаться с комфортом, они спали на шинелях в любую погоду прямо на свежем воздухе. Солдаты располагались на фланге, когда к ним пришел офицер и предложил пойти в разведку. Это элитное воинское подразделение – глаза и уши армии. Разведчиков не стригут наголо, они получают дополнительно продуктовый паек, лучшее обмундирование, личное оружие (пистолет и финку в дополнение к табельному). Но предупредил, что воевать в разведке хоть и почетно, но опасно. Требуется выносливость, сила, выдержка, храбрость и отвага. Солдаты молчали, а Владимир Харченко тронул товарища за руку и вызвался пойти в разведку.

Офицер отвел бойцов с в сторону и серьезно-душевно произнес: «Знайте, ребята, вы идете на смерть, и кто боится, пока не поздно, идите назад». Остались все.

«И когда на фронте мне говорили о моих героических подвигах, я отвечал, что честно и добросовестно выполняю свою боевую работу. Только один раз в жизни, на мой взгляд, я совершил героический подвиг – добровольно пошел на смерть воевать разведчиком. Мы воевали тайно, а погибали безымянно», — поделился  Владимир Федорович.  

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах