aif.ru counter
27.09.2006 00:00
19

Тихая гавань или разбойный дом?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. Аргументы и факты - Томск 27/09/2006

"Приехал из "Лесной дачи" и больше туда не поеду", - первым делом сообщил о себе человек, обратившийся к нам в редакцию. Причина - самая настоящая криминальная драма, разыгравшаяся в доме-интернате.

И ударил ребром ладони...

Георгий Курлович поведал о себе. Родился в Алма-Ате, работал в институте "Гипрониихиммаш". В начале 90-х переехал в Томск. Несколько лет назад случилась трагедия: вечером на улице его избили, да так, что оказался перебит позвоночник. После операции дали вторую группу инвалидности и предложили место в "Лесной даче". Он согласился.

В пансионате, судя по дальнейшему рассказу Георгия Николаевича, ему нравилось: хорошее лечение, питание - чем не жизнь? Так было вплоть до 5 июня нынешнего года. А что же произошло в этот день?

Вечером, продолжал повествовать наш гость, он договорился встретиться в кафе с одной из жительниц пансионата. Купил пива, положил в пакет, вышел из корпуса. И тут дежурные потребовали пиво... отдать. Он отказался, и пакет буквально вырвали у него из рук. А потом, по словам Георгия Николаевича, завернули ему руки, повалили на землю. Очнулся он уже в темноте за корпусом. Наутро рука распухла, и в больнице констатировали... сложный перелом. Курлович написал заявление в милицию, и в конце июля из прокуратуры Шегарского района пришел ответ, в котором значилось, что вред его здоровью был причинен "по неосторожности", так что оснований для возбуждения уголовного дела нет.

А в середине августа в комнату, где жил Курлович с соседом Анатолием, опять же судя по его рассказу, подселили молодого человека в форме ВДВ. На следующий день он заявился пьяный, начал шуметь. Сосед Анатолий пожаловался дежурному. "Десантника" уложили, но через минуту он вскочил и, закричав: "За охраной ходить!", ударил Анатолия по голове ребром ладони. Георгий Николаевич сумел выбраться и добраться до старосты... На следующий день вечером Анатолий скончался в больнице. Больше оставаться в "Лесной даче" Георгий Николаевич не смог. Добрался до города, переночевал у друга, а наутро пришел к нам в редакцию.

"Сначала вместе пьют, потом - драка"

- Курлович? Конечно, знаем, - усталым голосом сообщает Наталья Храмцова, и.о. прокурора Шегарского района. - Да, в июне он действительно получил повреждения здоровья, но говорить об умышленном причинении вреда нельзя, мы проверяли, в тех обстоятельствах перелома вообще быть не могло. А сейчас мы уже которую неделю ищем этого гражданина, ведь он проходит главным свидетелем по августовскому делу. Появился у нас он только один раз, но подписывать свои показания отказался, потребовал адвоката. Адвоката мы ему нашли, но он больше так и не появился. Мы вообще могли бы завести уголовное дело за отказ от дачи показаний, но, скорее всего, исключим его из дела по медицинским показателям.

Вздыхают при имени Курловича и в самой "Лесной даче". Мы сидим в кабинете вчетвером: директор Анатолий Сычев, главврач Владимир Медведюк и лечащий врач Георгия Николаевича Нина Цимбалюк. В руках у главврача - увесистая папка, личное дело Курловича.

- Большую часть своего пребывания в "Лесной даче" он жил в отделении для страдающих хронической алкогольной зависимостью. Удивлены? - говорит Владимир Медведюк. - Как и его погибший сосед, и тот мнимый "десантник", который на самом деле поступил к нам из центра "БОМЖ" и, по нашим данным, имеет судимость. Сначала вместе пьют, а результат - драка. Насколько мне известно, так было и тогда, когда был избит его сосед.

Директор "Лесной дачи", заступивший на эту должность всего 5 месяцев назад, своей вины за последний случай не отрицает. Действительно, примерно за неделю до 18 августа горе-"десантника" (пока не завершено следствие, условно будем называть его так) переселили в комнату, где жил Курлович с соседом. Ранее он проживал в комнате на двоих и регулярно дебоширил. Руководство интерната и решило перевести его туда, где народу побольше. Итог оказался трагическим. Наступила ли смерть соседа Курловича от повреждений, нанесенных в результате пьяной драки, сейчас выясняет следствие. Но директор уверен, что это так.

"Живем, как на пороховой бочке!"

- У нас же фактически общежитие, все комнаты закрыты, как уследить, чем они там занимаются? - разводит руками Анатолий Сычев. - Милиции у нас нет, не положено законом, хорошо хоть предыдущий директор Юрий Тимофеевич Кривошеин вахтеров поставил, чтобы пьяных по комнатам растаскивать... Мы же живем здесь, как на пороховой бочке! Не заметишь вовремя, что кто-то закурил пьяным в постели - все, катастрофа, ведь у нас 370 человек лежачих. Я каждый день на работу с ужасом иду: какие сводки, что еще случилось? Вот за последнюю смену сообщение о 12 пьяных. Бывает и до тридцати. А что творится в дни получения пенсий...

Откуда такая вакханалия в доме-интернате, который издавна славился своей репутацией на всю Россию? "Я раньше пил и здесь пить буду, что еще-то здесь делать?" - такие заявления руководство "Лесной дачи" сегодня слышит регулярно. А в самом деле, что делать? Хорошее питание, одежда, обувь, постельное белье, предметы гигиены и лекарства - все это предоставляет интернат. И еще - 25% пенсии, к которым недавно прибавилась неплохая ежемесячная денежная выплата. Немудрено, что значительная часть проживающих, по подсчетам директора, пускают их на алкоголь, да по большей части не магазинный, а тот технический спирт, что продается во всех ближайших подъездах.

Разумеется, большинство проживающих считает интернат своим домом, участвует в самодеятельности, по желанию работает в мастерских, занимается подсобным хозяйством. Но в "Лесную дачу" приезжают жить еще и инвалиды, многие из которых заработали свою болезнь вовсе не на производстве, а в результате разгульной жизни. Попадаются среди них и люди судимые: по закону с судимостью в интернаты общего типа не направляют, но если она снята, или человек скрыл это обстоятельство, что совсем не сложно, - дорога в интернат открыта. "Я уже психолога принял на работу, нарколога собираюсь принять, сам беседую с нарушителями, - вздыхает директор "Лесной дачи". - Но что толку? Лечиться от алкоголизма мы их заставить не можем, перевоспитать - тем более. Сейчас вот прошу департамент - хоть бы мне милиционера разрешили здесь поставить, все- таки спокойнее было бы".

У нас такой менталитет?

Любови Бородиной, замдиректора областного департамента соцзащиты, о проблемах "Лесной дачи" рассказывать не надо: все это она видела и 15, и 20 лет назад. Картина, к сожалению, типичная для всех домов-интернатов России. "Менталитет у нас, что ли, такой? - разводит руками Любовь Николаевна. - В прошлом году я была в Вене, так там во всех социальных приютах строго: малейшее нарушение - и ты уже на улице. А мы с советских времен все ходим, уговариваем... И законодательство у нас, к сожалению, по-прежнему имеет коммунистическую направленность".

Федеральный закон, например, указывает, что государство обязано кормить, одевать и обслуживать жильцов домов-интернатов по всем нормам, и не ниже - даже если человек заработал только минимальную социальную пенсию, которая не покрывает и десятой части расходов на его содержание. Если он допустил какое-то нарушение, единственное наказание - штраф - ляжет... на плечи интерната. Перевести же драчуна в специнтернат (в Томской области заведение для ранее судимых и негативно себя зарекомендовавших есть в Итатке) можно теперь только через суд.

- Да и специнтернат сегодня - понятие просто анекдотичное, - говорит Любовь Николаевна. - Он отличается только тем, что там можно иметь пост милиции. Вся эта забота наших законодателей о правах человека сильно усложняет нам работу. Сколько раз просили министерство позволить создать спецотделение в "Лесной даче", как просит директор, или хотя бы установить пост милиции, - никакого результата.

А раз так, то августовский случай в "Лесной даче" начинает видеться уже не трагическим исключением, а печальной закономерностью. А сам Георгий Курлович - ярчайшим свидетельством этой закономерности. Но как быть тем пожилым людям, которые честно отдали государству свои силы и труд и лишь волею судеб оказались в казенном доме? В таком соседстве они не могут чувствовать себя защищенными. Это ли называют спокойной старостью?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество